Что смотрел, слушал и читал HLEB в январе

Месяц, когда все отходят от затяжных каникул, закончился. И мы подводим музыкальные, литературные и кино- итоги января. В нашем списке — продолжение легендарного детективного сериала, гид по миру средневековой фауны, русская литература в комиксах и комедия в декорациях блокадного Ленинграда.
Илья Андреев
генеральный директор

Лексс, Пол Донован

Рекомендовать фантастический сериал, снятый в конце 90-х, который в России начали показывать 20 лет назад, было бы немного странно (сами представьте, какие в то время были бюджеты и компьютерная графика — это же не Джордж Лукас). Поэтому просто расскажу, что после каникул я стал его смотреть потому, что случайно вспомнил сюжет. В те годы мне казалось, что это самое крутое кино про космические приключения после «Звёздных войн». Я переживал последнему представителю цивилизации Брюннен-Джи — мертвецу, ищущему возрождения, и, признаюсь, вожделел девочку с голубыми волосами — рабу любви Зев. Там вполне хороший сюжет — нормальная фантастика для того времени, не глобальная.

We Are Your Friends — Justice Vs Simian

Песня моего января — We Are Your Friends. Во-первых, потому что под руку попались папки с фотками наших былых тусовок. Во-вторых, потому что душа требует повторения всего вот этого вот. В-третьих, потому что я выхожу из глубокого кризиса — и душа требует повторения всего вот этого вот!

Чего именно? А всё хорошо отражено в клипе на эту песню.

«Средневековый бестиарий. Что думали наши предки об окружающем их мире», Теренс Хэнбери Уайт

Этот материал (не сказать иначе) мне подбросили коллеги. Его автор в середине прошлого века разбирался в том, какое представление было у жителей Средневековья об окружающем их животном мире. Для этого Уайт больше десяти лет переводил рукописи, обобщал и комментировал данные разных источников. Скука, скажете вы. Скорее, наоборот — тут есть где тупо поржать. Я, например, узнал, что:
— если львы съедят слишком много, то они аккуратно запускают лапу в рот и, соответственно, вытаскивают мясо;
— единорога можно поймать на девственницу: её подводят к тому месту, где прячется единорог, и оставляют одну в лесу — увидев девушку, он вскоре прыгает к ней на колени и обнимает;
— антилопу ловят в зарослях эрецина: когда она своими рогами начинает играть с ветками, то запутывается в них и кричит, а услышавший крик охотник приходит и убивает её;
— экскременты крокодила служат основой мази, которой пожилые морщинистые проститутки смазывают свои тела и тем самым остаются красивыми;
— у обезьян, подобно дьяволу, нет хвоста;
— гиена, разбудившая ночью человека, копирует звуки его рыданий;
— бобр во время погони отгрызает себе яички и отдаёт их охотнику;
— моча рыси, затвердевая, превращается в драгоценный камень, поэтому хищник глубоко закапывает её, чтобы человек не наделал из испражнений украшений;
— олень-самец назван так по своей привычке нюхать гадюку. А ещё олени восхищённо слушают музыку свирели. Когда у них подняты уши, они всё хорошо слышат, а когда опущены, не слышат вовсе.

И это далеко нет всё. А ещё там есть трогательная сказка про оборотня.

Как сообщает Уайт в одном из описаний, «всякому здравомыслящему человеку следует на это обратить внимание». Обращу это высказывание на всю книгу.

Полина Овчаренко
редактор

Ангелы и демоны, Рон Ховард

Я смотрела «Код да Винчи», но до «Ангелов и демонов» руки дошли только сейчас. Люблю такие фильмы: детектив, смешанный с мистической выдумкой, в основе которой лежат реальные события. С сюжетом всё понятно, он весьма предсказуемый, но мне это не испортило впечатление. Интересно, что Ватикан был категорически против съёмок в подконтрольных ему локациях, поэтому создателям фильма приходилось под видом туристов снимать некоторые виды на маленькие камеры, способные писать в высоком качестве, а потом подкладывать эти видео на хромакей. То есть отдельные сцены сняты на «зелёнке», а не вживую — а смотрятся как настоящие.

Мы — Нелюбовь

Слишком пронзительная песня про то, что внутри сейчас. Больше никаких слов, это надо слышать.

Любовь и смерть в русской литературе, Дмитрий Быков

Сама написала материал про ожидаемые книги 2019 года — сама им и пользуюсь. Книга вышла в конце декабря и, естественно, уже дошла до Хабаровска, но есть не во всех магазинах. Но найти её можно. К содержанию: взгляд Быкова на литературные процессы, на писателей и поэтов и на их творчество весьма спорный, но в этом, наверное, и есть прелесть этой книги. Автор пропускает общеизвестные факты через призму своего гигантского опыта исследований литературы — и получается новый взгляд на привычные вещи. Многие любимые произведения и их авторы предстали передо мной в ином, хоть иногда и странном свете.

Кеся Лискевич
выпускающий редактор

Волк с Уолл-стрит, Мартин Скорсезе

Однажды я снова посмотрю такой фильм, как «Господин никто» или «Интерстеллар», и обязательно расскажу о нём. Наверное, для этого надо смотреть больше фильмов (что у меня никак не получается). Поэтому из нового в январе ловите «Волка с Уолл-стрит». Красочную историю про деньги, их цену, любовь к жизни и Вавилону.

The National — Terrible Love

Так как большую часть января я провела дома, на фоне всегда играло что-то из инструментального бита или джаз-фанк. В общем, исключительный чил. Но была одна песня, которая прокручивала в голове весь 2018-й и поднимала из глубин океана огромные волны. А The National всегда прекрасны. Их музыка будто создана на холмах, с ветром, свободой и спокойствием.

«Гарри Поттер» снова

Раз мы тут всё честно пишем, то в январе я продолжала читать Гарри Поттера. Ну, и вот что вы мне сделаете? Ладно, на следующий месяц у меня есть другая история. 

Андрей Митрофанов
автор

Настоящий детектив (третий сезон), Ник Пиццолатто

Сериал, изменивший телевидение, а потом разочаровавший всех на свете, всё-таки вернулся — и его создатели яростно размахивают флагом, на котором написано «Работа над ошибками». Бессменный сценарист Ник Пиццолатто по этому поводу уселся в режиссёрское кресло (впервые в карьере), гипервостребованный актёр Махершала Али нашёл окошко в рабочем графике, а зрители сделали вид, что второго сезона не было вовсе, начинай сначала. Новый «Настоящий детектив» местами откровенно копирует тот, первый и самый успешный, говорит со зрителем на знакомом языке — но уже о другом. Сезон почему-то параллелят с фильмом «Семь», хотя он гораздо больше похож на «Прощай, детка, прощай»: провинция, нравы, заброшенные локации и исчезнувшие дети. Али играет одного человека в трёх возрастах — и это достаточно жестоко по отношению к зрителю, которому очень наглядно напоминают, что век его недолог. Смотреть лучше, когда выйдут все серии — беспрерывно, как мрачный сон. 

Visions of Atlantis — Words of War

Симфо-метал — это как книжки про Конана-варвара: кто только их не сочинял, а получается примерно одно и то же. Тем интереснее иногда натыкаться на то, что в итоге оказывается в твоём плейлисте. И дальше рассуждать на тему симфо-метала я не готов.

Пищеблок, Алексей Иванов

Иванов, конечно, известный притворщик. Его роман «Пищеблок» постоянно прикидывается то пионерской страшилкой, то вполне серьёзным хоррором в духе Стивена Кинга, то запоздалым реквиемом по СССР. Время действия — олимпийский 1980-й, место — пионерлагерь на берегу Волги, список персонажей можно изучать, будто ты читаешь Агату Кристи или играешь в «мафию»: попробуй угадай, кто из них вампир, кто его марионетка, а кто пока невредим. Впрочем, автор не заставляет читателя долго терзаться сомнениями, наделяя кровососов легко узнаваемыми и далеко не всегда вампирскими повадками. Писатель как всегда безукоризненно точен в образах, но некоторые из них явно перекочевали сюда из более ранних произведений. Ну а лексикон школьников страны, которой больше нет — это чуть ли не главное в книге: вышеупомянутый Кинг непременно сделал бы из этих присказок систему противовампирской обороны.

Никита Зинченко
автор

Праздник, Алексей Красовский

Фильм, заявленный как «комедия в блокадном Ленинграде», не мог получить прокатное удостоверение в современной России. Зато привёл к травле режиссёра в соцсетях, а потом и к допросу автора у следователя МВД.  

Алексей Красовский — один из первых русских режиссёров, который идёт к зрителю принципиально новым путём. Он снимает кино на свои деньги, собирает средства на краудфандинге и выкладывает работу на самый открытый видеохостинг. Как он объясняет в интервью RTVI, сейчас зритель «должен добывать хорошее кино как руду, как золото». И пока странным образом «Праздник» опять не исчез с YouTube, посмотрите его. Станет понятно, почему на самом деле лента так не нравится представителям власти.

James Blake — Assume Form LP

Пока одни пишут под альбомом «где старый Блейк, что это?», вторые — «вы просто не шарите», я скажу, что это просто очень крутой альбом Джеймса, который продолжает поиски музыканта. Спокойный и откровенный диалог со слушателем на самые интимные темы — вот как бы я описал этот опыт. И рискнул бы заранее добавить его в топ лучших альбомов только-только начавшегося года. На этом предложении я начинаю сомневаться, включаю Assume Form — и сомнения исчезают.

Долгая прогулка, Стивен Кинг

Возвращаться к Кингу — возвращаться к старому приятелю, который всегда найдёт, чем развлечь, рассмешить, задеть, а закончит встречу дракой или чем-то похлеще. Сам писатель называет «Долгую прогулку» своим самым лучшим ранним романом. И это действительно удачная вещь. Антиутопия об игре на выживание, в которой участвуют сто парней и всем, кроме одного, суждено в ней умереть. Увлекательный и жуткий разговор о дружбе, одиночестве и поиске себя в невыносимой тьме. 

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы