Как создавался первый коммерческий коворкинг в Хабаровске

Что такое коворкинг, хабаровчане узнали в прошлом году. Тогда на «Платформе» открылось первое, пока еще полноценно не работающее пространство для совместной работы. Сразу за ним в городе появился первый коммерческий проект коворкинга — «ArtHall» — коворкинг-центр, объединенный с галереей современного искусства. 

О том, как открыть коворкинг, сколько денег он приносит, есть ли спрос и где найти партнера, рассказал Антон Демин, один из его создателей

P.S. Пост, к сожалению, не проплачен.

С чего вообще начиналось всё? 

Чуть больше года назад идеей создания подобного пространства озадачился художник Иван Федотов. Он вовлек в проект несколько активистов и предпринимателя Алексея Исламова, который занимается продажей декоративных покрытий. Идея была проста. Они хотели создать галерею современного искусства по типу лофт-проекта «Этажи» в Питере. Независимо от них и почти одновременно с ними я начал раскачивать тему с коворкингом. Оба эти проекта прежде всего нуждались в хорошем помещении в центре.

После первых поисков оба проекта нашли подходящие площадки, но через несколько месяцев по разным причинам оказались были вынуждены отказаться от выбранного места и начать поиски заново. На этом этапе, когда мы оба были в поиске, мы и познакомились. Я стал присматриваться к их работе и когда узнал, что они таки нашли подходящее помещение и уже делают там ремонт, мы решили объединится.

Во взятом за модель лофт-проекте «Этажи» галерея современного искусства соседствовала с одним из известнейших коворкингов в стране — «Зоной действия», так же вышло и у нас. Посовещавшись пару раз, мы ударили по рукам и стали обустраивать новое пристанище вместе.

Мы сразу разделили функционал. Иван взял на себя арт-направление, все выставки, взаимодействие с художниками и другими представителями искусства. Алексей, как самый опытный в строительстве и обустройстве, занялся всеми техническими и материальными вопросами. Мне же была отведена роль ответственного за монетизацию проекта и всю коммерческую составляющую.

А откуда деньги?

Больше всего денег вложил Алексей. Часть прибыли со своего основного бизнеса я тоже вкладывал в «Арт-Холл». Плюс почти полностью ушел в этот проект как менеджер. Было удобно, что я сразу представлял, кому это можно продавать и как. Иван на всех этапах очень сильно вкладывался в концептуальном плане. Его видение формата нашей будущей работы много раз останавливало нас всех от ошибочных поворотов в стратегии.

Какой у тебя основной бизнес?

Маркетинговое агентство. Основа — маркетинг в социальных сетях, разработка сайтов и настройка контекстных рекламных кампаний в Яндекс.Директе.

У твоего агентства есть уже какие-нибудь модные клиенты, которых вы ведете?

Да их много достаточно: «Мегафон», «Сбербанк», ЦСС, бар «Карантин», фитнес-клуб «Тонус» — всё не перечислишь.

Что за люди заходят в Арт Холл? Зачем им помещения?

На первом этапе основными посетителями были слушатели бизнес-тренингов. Например, Бизнес Молодость, Im trainings, разные клубы бизнесменов, тренинги по самосовершенствованию, например — пикап. Однажды мужской и женский направления пикапа проводились одновременно. Нам было очень интересно, чем же это закончится, но, к сожалению или счастью, один из тренингов организаторы перенесли и «встреча на Эльбе» не состоялась.

На открытие выставки стрит-арта и граффити «Мой элемент» ее куратор Артем Зиг позвал несколько танцевальных хип-хоп коллективов. За ними подтянулись и зрители. В итоге в тот день нас посетили 600 человек. И тут мы поняли, что создали идеальное место для хип-хоп культуры, хотя об этом изначально никто не думал.

При чём тут хип-хоп культура?

Во-первых, в ходе подготовки к выставке половина наших помещений были полностью разрисованы графитти. Поэтому сами стены наши — теперь часть хип-хоп культуры города. Вообще мы очень довольны этим нашим заплетом с графитчиками. Это яркий пример стратегии «win-win».

Скажи, зачем это твоим партнерам? У всех бизнес, работа, зачем делать проект, который неизвестно когда окупится?

Считаю, что Алексей относится к не самой многочисленной когорте людей, которые знают, что деньги — не основное в жизни. Думаю, для него весь этот проект — посильный вклад в улучшение нашего общества через приобщение масс к прекрасному.

Ивану, как мне кажется, хочется создать условия для самореализации молодых художников. Дело в том, что он самый молодой член Союза художников в крае. Естественно, он там немного белая ворона, потому что там люди в два, а то и в три раза старше его. Конечно, в разных вселенных существуют. Поэтому Иван как никто другой понимает, что центр развития современного искусства просто необходим городу. К тому же он много лет прожил во Владивостоке. Он видел как создаются современные галереи там , сравнил, насколько там это движение развито и насколько туго с этим в Хабаровске.

Я, например, в экономику и идеологию художественных выставок вообще не врубался раньше. Я не понимал, кому это надо — на стены картины вешать. Не мог понять, почему люди на это ходят, за это платят. Сейчас потихоньку осознаю. Вижу, что это целый мир творцов и ценителей, которые представляют целый рынок.

Много людей приходит на выставки?

Вот поначалу к нам приходил один, два человек в день. Еще никто о нас не знал. А сейчас каждая неделя лучше, чем предыдущая. Сейчас уже в день бывает до двадцати человек.

У вас есть бизнес-план? Какие-нибудь KPI, к которым вы должны выйти к определенной дате, например?

Мы обошлись без бизнес-планирования. Все принципиальные расчеты делались буквально на салфетках. У нас в самом начале стояла ключевая задача – операционная окупаемость. Мы с ней справляемся с первого месяца работы. То есть текущие расходы, которые есть — аренда, свет, зарплаты персонала — покрываются. Но с учетом расходов на приобретение оборудования, мебели и прочего, мы уже полгода в минусе, но не в глубоком. Апрель в этом смысле станет для нас переломным — мы начнем возвращать инвестиции и окупим все затраты к концу года.

Это какой-то супербыстрый срок окупаемости.

Это потому что работаем по фану. Ну и потому, что с первого дня экономим, потому что почти всю работу пока делаем сами.

Давай поговорим о коворкинге. Как он работает?

Все четыре ключевых пространства нашего проекта используются для нужд коворкинга. Помещения разделены по уровню шума и функционалу. Есть переговорная комната; вип-зона коворкинга — наиболее тихое место; помещение большого коворкинга – там люди будут общаться, не боясь помешать тому, кому необходима тишина; релакс-зона, совмещенная с залом галереи и кофе-зоной.

А отдельных кабинетов не будет?

А зачем они в коворкинге? Это вообще не про то, это не коворкинг уже получится.

А если компания хочет снять всю эту комнату, сколько стоит аренда?

От 500 до 3000 за час – в зависимости от площади и числа людей, которые придут.

Но коворкинг не приносит вам доход, это только для самореализации?

Мы совмещаем приятное с полезным. И вернуть инвестиции тоже рассчитываем. Ну а потом и заработать. Это будет признаком того, что всё правильно и хорошо идет.

С какого момента вы начнёте понимать, что это успешный проект?

Мы уже понимаем. Когда приходят по 100, по 150 и даже 600 человек за вечер, нам уже приятно. Плюс у меня много чего поменялось в голове при работе над этим проектом. Поначалу я много спорил относительно пути совмещения двух концепций – бизнеса и искусства.

Ты говоришь, что приходит много людей, но они приходят в галерею. А что насчет коворкинга?

А я уже не разделяю, честно говоря. Эти две тусовки с самого начала были сильно смешанными. На выставки шли студенты «Бизнес Молодости», на лекции по бизнесу — люди искусства.

А что за компании сейчас уже работают в коворкинге?

Рекламные агентства, интернет-агентства, событийные компании, веб-мастер, региональный представитель тренингового-центра.

Зачем им всем коворкинг?

Во-первых, элементарная экономия. То есть за три или шесть тысяч компания в шоколаде. А так — у меня до этого был свой офис. Мы платили по полторы тысячи за квадратный метр, и нам было откровенно тесно. И совсем не так весело, как теперь в коворкинге. Во-вторых, люди попадают в сообщество стремящихся к развитию и созиданию людей. Это дорогого стоит.

По поводу ценника.  Сколько стоит рабочее место?

Есть несколько тарифов. Самый простой — лайт за 3000 рублей. В него входит месячное пользование коворкингом и возможность проводить встречи с клиентами и партнерами на территории. Но есть ограничение — не более четырех часов в день. Второй вариант — тариф ПРО за 6000 рублей. Всё то же самое, только без ограничения по времени пребывания в сутки. Ну и самый привилегированный вариант — тариф VIP за 8000 рублей — сюда входит еще и закрепленное за коворкером место в закрытой вип-зоне. Во всех тарифах есть определенное количество часов бесплатного использования переговорной комнаты.

Последний вопрос. Зачем нужен коворкинг?

Это наш вариант «земли обетованной».

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы