В ответ мэру: почему молодёжь уезжает из Хабаровска

В Хабаровске 6 сентября прошла заключительная пресс-конференция мэра Александра Соколова в должности градоначальника. Там он перечислил всё хорошее, что за последнее время появилось в городе для молодёжи — почитать подробнее об этом можно здесь. В ответ редакция HLEB собрала мнения молодых хабаровчан, которые покинули город за последние пару-тройку лет — и узнала, чего им не хватало, чтобы остаться.

1. Образования

Кристина Сулла
студент, переехала в Санкт-Петербург в 2018 году

Я очень люблю Хабаровск и с радостью бы с ним осталась, но есть просто огромная проблема — причём мне кажется, из неё растут все корни зла. У нас нет хорошего, качественного высшего образования. И если с техническими специальностями ещё не такая беда, то с гуманитарными всё плохо, а с творческими — ещё хуже. Моей специальности, например, в Хабаровске просто не было (профиль «Гуманитарные науки и искусства» — прим. ред.). Нам нужны хорошие преподаватели, хорошая техническая база, хорошие университеты, в которых студенты могли бы развиваться сами, а потом развивать свой город. Я думаю, в этом вся загвоздка. Если бы у нас было хорошее высшее образование, были бы хорошие преподаватели, было бы больше взаимодействия с Японией и Кореей — то Хабаровск бы намного лучше развивался. Люди бы знали, что делать и как делать.

Елизавета Илюхина
студент, переехала в Москву в 2018 году

Я уехала из-за того, что уровень образования у нас на недостаточно высоком уровне. Это я говорю про магистратуру. Моё мнение: магистратура в Хабаровске несёт в себе очень мало практических знаний, и если её и получать, то только ради корочки. А в Москве совершенно другой уровень. В этих вузах больше финансирования, поэтому они себе, конечно же, могут больше позволить: проводить какие-то исследования, отправлять студентов на стажировки, мотивировать их какими-то крупными денежными выплатами. В конце концов, у них нормальные условия обучения — это я сейчас сравниваю с шестым корпусом ПИ ТОГУ, в котором я училась, где окна были заклеены плёнкой. Кроме того, многое упирается в профессорско-преподавательский состав: столичные вузы могут себе позволить хороших преподавателей, могут привезти каких-то зарубежных экспертов. И я понимаю, что, наверное, это не исправить — потому что обучение в столице всегда было на уровень выше.

2. Работы

Татьяна Белова
журналист, переехала в Москву в 2018 году

Мне не хватало площадок для своей реализации после выпуска из вуза. У меня есть опыт, причём немалый, и портфолио немалое. Я подала две анкеты на HeadHunter: в Москве и в Хабаровске. За неделю в Хабаровске у меня был отклик всего по одной вакансии, в Москве — пять откликов в разные редакции. Нужна поддержка выпускников, помощь им в реализации себя. Я, конечно, понимаю, что многое зависит от них самих, но помощи со стороны организаций я не видела. Возможно, это проблема университетов — например, многие выпускники не знают, что в том же ТОГУ есть «Старт-карьера» (центр содействия занятости и трудоустройству выпускников — прим. ред.), что есть какая-то помощь, но информация не доходит до людей.

Денис Бутенко
Начальник ИТ-отдела федеральной компании, переехал в Новосибирск в 2016 году

Скажу не только про Хабаровск, но и про весь Дальний Восток. Молодёжи негде работать. Нет, работа продавцом или на «железке» есть и будет всегда. А вот в высокотехнологичных сферах работы нет. Потолок для тех, кто дружит с компьютером — старший сисадмин в каком-нибудь банке. Про Java, Agile, Oracle на ДВ не слышно вообще. Когда наш премьер-министр рассказывает об успехах Сколково, Герман Греф — об использовании Blockchain в транзакциях, а Павел Дуров — о цифровой эпохе, продвинутая молодежь начинает задумываться: «А что я делаю на ДВ?» Даже в сибирских Кемерово и Красноярске (про Новосибирск вообще молчу) уйма вакансий разработчиков, аналитиков, тестировщиков. И молодёжь уезжает. Не понимаю, почему нельзя привлекать на ДВ «цифровые» компании (например, налоговыми льготами). Близость США и Азии — это большой плюс в развитии этой сферы в регионе. Но почему-то его упорно не хотят видеть.

3. Комфортной среды

Вероника Заводнова
предприниматель, переехала в Москву в 2017 году

Один из важных моментов — отсутствие парков. У нас вроде бы есть парки, есть места для прогулок, но их так мало. Все люди ходят в одни и те же места, поехать куда-то в совсем новое место не получится. Понятно, что в Москве однажды тоже все новые простраства кончатся, но сейчас ведь там есть целое направление — «Парки Москвы», — они активно развивают его, много вкладывают туда. И парки стали интересными, интерактивными. Такого в Хабаровске нет. Ещё один момент — работа. В Москву многие едут из-за работы, здесь можно переучиться, сменить сферу деятельности. В Хабаровске это практически невозможно, он более консервативный и жёсткий — мне кажется, что для молодых кадров там тем более нет специальностей. И самое болезненное, самое ужасное, что людей гонит с Дальнего Востока — это невозможность приехать за адекватные деньги на запад. Билеты в Москву по 25 тысяч — это не смешно.

Екатерина Черниенко
юрист, мать двоих детей, переехала в Воронеж в 2018 году

Первая причина, по которой мы с семьёй хотели уехать — это климат. С климатом правительство сделать ничего не может. Но я считаю, что тяжёлый климат в месте проживания как-то должен компенсироваться — и компенсироваться правительством. У нас постоянно болели дети, врачи говорили: для вас здесь не климат, дети так и будут продолжать болеть. Да и сам пройдешь в -20…-25 — и привет, вечером у тебя уже и насморк, и горло болит. Кроме того, очень дорогие билеты. Выезд в центральную часть России всегда связан либо с большими тратами времени — если это поездка на поезде, либо с тратами денег — если летишь самолётом. Это далеко не всем доступно, и я считаю, что это категорически неправильно. Страна у нас огромная, и внутренний туризм должен быть в ней развит.

Сергей Вяткин
художник, дизайнер, создатель рекламных роликов, переехал в Калининград в 2017 году

Во-первых, Хабаровск находится далеко от западной части России, внутренние перелёты очень дорогие — и цена только растёт. Во-вторых, если собрался в парк в летнее время года, то повсюду тополиный пух — самое то для «отёка Квинке». В Калининграде тоже есть тополя, но такой проблемы нет. В-третьих, маленькие зарплаты относительно неоправданной дороговизны всего. От этого реально люди свалить и не могут, даже если хотят. Отсюда — сильное расслоение населения и, конечно, преступность, слой тюремной романтики и так далее. Ну, и убитые дороги, которые в тяжёлые погодные условия не обслуживаются.

4. Удобного транспорта

Дмитрий Низовцев
журналист, переехал в Москву в 2018 году

Хабаровск — отличный город, не будет преувеличением сказать, что я вспоминаю его и скучаю по нему. Но читать слова мэра города, который говорит, что молодёжь отсюда не уезжает и нет причин для того, чтобы уезжать — это просто смешно. Буквально вчера я — человек, живущий в Москве — ехал с коллегой домой с работы часов в 11 на автобусе. И я ей говорю: представляешь, у нас [в Хабаровске], если 10 часов вечера, нет смысла ждать автобус — надо вызывать такси, и никак иначе. Она искренне удивлялась: всё-таки у нас не деревня. Но всё выглядит действительно так. Мы с моей девушкой в Хабаровске жили в переулке Облачном, и для того, чтобы туда добраться, надо было либо выезжать с работы пораньше, либо ехать на такси. О чём говорит мэр, если, как ему хорошо известно, у нас городской транспорт практически не функционирует в позднее время? Я понимаю, что эта проблема может показаться слишком мелкой на фоне того, что город развивается, появляются какие-то скверы. Но, по-моему, это безобразие — когда люди в не самом большом городе не могут добраться из одной точки в другую без машины или без такси.

5. Простора

Марк Брагин
юрист, организатор рэп-баттлов, переехал в Москву в 2018 году

Меня больше волнует то, что в городе очень мало поддержи современных молодёжных движений. Смотришь какие-нибудь дни города, другие мероприятия — выходит ансамбль русского народного танца. Хорошо, а где коллективы хип-хоперов? Почему не танцуют брейк, поппинг, локинг? Почему граффити до сих пор считаются вандализмом — когда во всей прогрессивной части общества для этого выделяют отдельные стены? Сколько обещали, что появится скейт-парк — где скейт-парк? У нас огромное количество торговых центров, но они все примитивные и одинаковые, а скейтерам и роллерам негде развернуться. На «Платформе» (молодёжный центр, закрылся летом 2015 года) могли кататься роллеры и скейтеры — а сейчас этой площадки просто-напросто нет. И аналогов нет. Скейтеры вынуждены кататься на площади Ленина, которая для этого не приспособлена. Почему у нас всё это настолько зажато?

Лора Горбунова
певица, участница проекта «Голос», сценарист, креативный продюсер, переехала в Москву в 2017 году

В родном, любимом городе мне не хватало перспективы. Понимания, для чего я это делаю. Мне, например, хотелось попробовать себя в качестве киноактрисы — но кино в Хабаровске снимается исключительно на любительском уровне. К тому же есть определённые проблемы с образованием: я хотела в институт культуры (ХГИИК), и только к одному мастеру, но он в то время не преподавал. То есть я не могла отучиться у того человека, у которого хотела. Я понимаю, что с тем же самым вокалом у меня бы не было в Хабаровске того шанса, который появился в Москве и который я реализую, как могу. Не хватало мне общности со столицей. Наверное, это проблема страны — когда регионы отдельно, а Москва только в Москве. В культурном плане — музыки, театра — тоже город закрыт. В нём очень мало лабораторий, мало приезжающих мастеров, которые как-то обучали бы молодёжь. Раз в два года — это очень мало.

Ильяс Джан-Ша
студент, музыкант, переехал в Санкт-Петербург в 2015 году

В Хабаровске мне гораздо комфортнее, чем в Петербурге. И, наверное, главное здесь — менталитет. До того, как ты покидаешь родные края, ты думаешь, что все люди вот такие — а потом выясняется, что даже в одной стране они могут принципиально отличаться. Часто, общаясь с местными людьми, я понимаю, что весь наш жизненный опыт, воспитание, темы, на которые мы можем говорить — они совершенно не пересекаются, и у меня с этим человеком нет точек соприкосновения. Совсем. А по поводу переезда — не помню, как рассуждал в 18 лет, но сейчас я бы сказал так. Люди забывают, как много места на этой планете, как много вариантов для проживания, опыта, как много культур, менталитетов — которые нам чужды, но с которыми можно столкнуться и вырасти через них. Я бы после Петербурга переехал куда-нибудь ещё — например, за границу. И сейчас даже неважно, куда именно. Можно пожить пару лет на новом месте и сделать для себя какие-то выводы, повзрослеть, посмотреть на мир. Я думаю, что нужно в любом случае уезжать из своих городов — чтобы посмотреть другие.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы