«Быть каверщиком — моветон». Изучаем дальневосточную музыку с проектом «отоночё»

В начале прошлого года в Хабаровске стартовал проект «отоночё». Это живые концерты и интервью с дальневосточными музыкантами в формате видео. За год в них засветились коллективы из Хабаровска, Владивостока, Благовещенска и Магадана. HLEB пообщался с организаторами и участниками «отоночё» о местной сцене, засилье кавер-исполнителей и возвращении 2007-го.
Гарик Антоненко
организатор проекта «отоночё»

Самое главное, что мы видим — дальневосточная сцена начинает бурлить. Среди музыкантов возрождается движ. Во многом это общероссийская тенденция: если глянуть на рэперов, они выступают с живыми музыкантами. Фанерный звук больше не в тренде, люди хотят живой звук. В какой-то степени электроника или рэп сейчас прогрессивнее. Но если сравнить наших рокеров и западных — нашим нечего терять, они свободнее, они экспериментируют.

В нашем формате [выпуска] главное — послушать живое выступление. А электронщики сильно уступают в зрелищности рокерам, поэтому пока мы их не зовём. Хотя, если взять ребят из Starcardigan, я думаю, на них было бы интересно посмотреть.

Суть передачи — прямо и честно показать музыкантов. И часто мы этого не можем сделать. Вот музыкант много чего наговорил, а потом боится, что его за это выгонят с работы — вырезаем. Но если хоть кто-нибудь после записи скажет музыканту, что это было круто — значит всё не зря.

В Хабаровске музыкальная картина вполне оптимистичная: качество звука в целом растёт, группы растут, но нет музыкального лифта — сложно прорваться. Вопрос о том, что им может стать, я задаю гостям программы.

Самая важная проблема в проведении каких-то больших и качественных концертов — финансы. Ведь далеко не факт, что, если ты проведёшь нечто подобное, то получишь хоть какие-то деньги. Но когда-нибудь мы до этого дорастём. Желание есть, не хватает помощи.

Олег Павленко
звукорежиссёр проекта «отоночё»

Я очень хотел поучаствовать в том, что будет хоть немного, но продвигать дальневосточную музыку. Мне это интересно ещё и как музыканту — посмотреть за тем, как работают, как себя ведут другие артисты вне творческого движа.

Я из Бикина, и у меня было своё представление о хабаровской музыке, потом это мнение только закрепилось. У нас есть большая разрозненность в группах, тусовках. Когда поговоришь с участниками отдельных коллективов — понимаешь это. Если бы проводили больше качественных фестивалей, вроде «Космодрома», картина бы могла поменяться. В общих тусовках музыканты могли бы общаться, делиться опытом, прорываться снизу. Попытка сблизить коллективы — это одно из направлений нашего проекта.

Дмитрий Шакиров
участник группы «Восточное шоссе»

Всё у нас нормально с музыкой, единственное замечание — вечная оглядка на запад, когда ребята начинают петь на английском. Если вы работаете на западную публику, зачем вы здесь концерты даёте?

В целом, музыканты учатся, ползут, главное, чтобы не прекращали. Ведь многие уезжают, потому что здесь тяжело с выступлениями, авторская музыка не сильно котируется. А быть каверщиком — это моветон.

Конечно, ситуация изменится, вернут ещё их 2007-й год. В стабильное время авторская музыка не нужна — нужно думать, как кредит вернуть и в квартире ремонт сделать. Но будет ещё голод до авторской музыки. Когда-то люди переели этого, и сейчас нужно, чтобы народ проголодался. У нас есть крепкие авторские коллективы: Studio54, «Раффлезия-Арнольди», «Повешенная луна», Chotut Dumat'.

Народ любит маленькие концерты, камерные вещи вроде «Акустических вечеров» или «СОЛО». Но чего-то вычурного, что бы бомбануло — такого нет. И часто все упирается в деньги: аренда аппаратуры, помещений — это петля. Клубы стали брать предоплату, никакой схемы с процентов за билеты.

Ещё одна беда — мы все сидим по углам и друг с другом неохотно контактируем. Может, из-за стеснения, недоверия, даже ревности, не знаю. 

Алексей Филатов
участник группы «Кони Будённого»

Проблема даже не у дальневосточной музыки, а в целом у рок-музыки. Она уходит на второй план, сейчас очень слабая посещаемость концертов в стране. В Москве публика ещё держится, а глянешь в сторону Урала — всё хуже и хуже ситуация.

Дальний Восток — территория, где рок более-менее слушают, при этом позиции всё равно сдали. Трудно собрать людей, проще привести какого-нибудь рэпера. Даже именитые рок-группы с Москвы собирают полупустые залы. Это говорит о том, что популяризация рока очень слабая.

Не помню, чтобы на авторскую музыку был какой-то спрос. Проблема в том, что сейчас люди обленились — им нужно всё разжевать, чтобы они это потребляли. Людям лень искать новые имена. 

Площадок в Хабаровске хватает. Только недавно в баре «Гараж» выступали пять местных команд, названия которых даже я не знаю. Мне бы кто предложил там выступить в юном возрасте.

Нужно начинать с подвалов, много работать. Нужен хороший материал, с плохим материалом тебе площадка с большой аудиторией не поможет. На интересную группу будут ходить в любом случае. Да и самобытной хабаровской группе не нужно выступать больше двух раз в год. Авторское музло — это не кавера, ты не будешь его играть каждую субботу, в таком количестве оно никому не нужно. А при желании хотя бы две площадки ты найдёшь.

Денис Горшунов
участник группы «Поль Бемоль»

Мне кажется, что пока с авторской музыкой на Дальнем Востоке сложновато. В основном профессиональные музыканты уходят в кавер-проекты, а писать свою качественную музыку удаётся всё меньше. Хотя, есть представители, которые выходят в свет. Например, группа Rape Tape сейчас на гастролях в Европе. Возможно, в авторскую музыку не верят, да и сама она не дотягивает до соответствующего уровня.

У нас нет открытых площадок для любительских вещей, чтобы развернуться, показать себя, расти. То, что «отоночё» вытаскивает и показывает дальневосточникам наши самобытные коллективы — это очень здорово. У нас есть самопальные места, а чего-то централизованного, с отбором, чтобы туда все стремились попасть — такого нет.

Константин Бердников
участник группы «Раффлезия-Арнольди»

Единственная проблема с музыкой — проектам не хватает финансовой поддержки. Творчество и идеи интересные, а реализация оставляет желать лучшего. И дело не в музыкантах, а в условиях, которые у них есть. Если бы это всё поддерживалось, можно было бы делать удивительный проект. Я не знаю, кто это должен поддерживать.

Площадку найти намного легче, чем найти зрителя, который придёт. Зритель перешёл в интернет, он смотрит концерты там. Но можно постараться, чтобы люди оттуда пришли на твоё выступление. Этим нужно заниматься, причём с отдельной командой. Но у меня нет на это времени, я тут ищу место в графике, чтобы альбом написать.

Благовещенск, например, раза в три меньше Хабаровска. Площадок меньше, но там все друг друга знают — поэтому там легче привлечь к себе внимание, срабатывает сарафанное радио.

Я бы не выделял дальневосточную музыку. Она есть территориально, но в целом она ничем не отличается от любой другой, она слишком разноплановая.

Вячеслав Ташкинов
музыкант (Владивосток)

Я общался с хабаровскими музыкантами, и у многих из них такое упадническое настроение: никто не ходит на концерты, во Владивостоке больше движухи. А до этого момента я был уверен, что всё точно наоборот и надо ехать в Хабаровск, делать концерты там. Оказалось, что там настроение ещё хуже, чем во Владивостоке.

У нас клубы дают свободные площадки, джемы для музыкантов, проходят квартирники. То есть человеку, который сочинил песню и научился играть на гитаре, есть куда пойти. Одна проблема и у вас, и у нас — собрать коллектив. Состав — это либо друзья, либо какие-то профессионалы. В идеале, когда сходятся оба варианта. 

Авторским коллективам сложно зарабатывать себе на жизнь. Я знаю только один такой местный пример. Каверщикам в этом плане легче. Так что на своей музыке даже в ноль не выйдешь, всё потратишь на аппаратуру и репетиции. 

С развитием интернета собрать свою аудиторию несложно. Каким бы ты субкультурным не был, ты найдёшь своего слушателя.

Мария Рихтер
участница дуэта «Черничное Вино»

«Отоночё» — необходимый проект для всего Дальнего Востока, потому что у нас совсем не популяризирована авторская музыка. Она была на корню уничтожена за последние десять лет кавер-бендами, и вкусы у людей упростились. Но в последнее время прослеживается потребность в чём-то большем. Даже если судить по нашей группе — люди приходят на выступления, благодарят, говорят, что не хватает чего-то подобного.

Группы хорошие есть, и меня это очень утешает, потому что, когда я только переехала [из Санкт-Петербурга в Хабаровск], я думала, что их совсем нет. Но их всё равно катастрофически мало. Из того, что мне нравится — Rape Tape, «Поль Бемоль», Monna.

Другая беда — многие группы слизывают стиль зарубежных коллективов, и в этом как раз искренности не хватает. Плюс сейчас люди жалуются на то, что в ресторанах, кафе сидят кавер-бенды и играют одно и то же.

Когда-то был клуб «Небо», где организаторы не боялись приглашать авторские проекты, мешать жанры, и это вкатывало людям. Сегодня клубы не хотят звать авторские группы, потому что это не выгодно — народ не придёт. Если бы организаторы поняли, что нужно помогать росту вкуса людей и поддерживать музыкантов, это бы помогло местной сцене. С другой стороны, всё в руках артистов — нужно просто, чтобы он собрался и, допустим, сделал небольшой, но свой концерт.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы