Голос архитектуры: о чём хабаровские власти хотели нам сказать

Слышали такие словосочетания, как «голос города» или «голос улицы», когда заходит речь о том, чем живёт тот или иной город? Также свой «голос» есть у многих зданий. О нём и о пространстве власти в архитектуре Хабаровска HLEB поговорил с доцентом кафедры «Дизайн архитектурной среды» ТОГУ Алиной Ивановой.

Каменный язык власти

Как правило, собственным «голосом» за пределами европейской части России наделены именно административные здания. Они, в зависимости от времени, должны нести в общество ту или иную информацию и формировать в людях представление о силе власти.

Алина Иванова
доцент кафедры «Дизайн архитектурной среды» ТОГУ

Здания имеют не только практическое значение, но и выражают определённые идеи своей эпохи. Несомненно, архитектурный ландшафт Дальнего Востока рассматривается с двух точек пространства: частного и государственного. Масштабная архитектура требует огромных денежных вложений, поэтому основным заказчиком наравне с крупными предпринимателями являлось и является государство. С этой позиции оно на протяжении разных эпох представляет себя и свои идеи в архитектурном оформлении зданий и площадей.

Традиционно российская императорская власть осваивала Дальневосточные территории через колониальный проект (отношения метрополии с подвластными ей территориями — здесь и далее прим. ред.). Его оформляли в виде кирпичных казарм. Первый план застройки Хабаровска сделал в 1864 году военный топограф Михаил Любенский для солдат и офицеров. Вторая волна архитектурного ландшафта города формировалась уже при советской власти. Рассказываем обо всём на примерах.

Здание Законодательной думы Хабаровского края (бывшее здание Дома Советов)

Здание Дома Советов построено в стиле конструктивизма в 1930 году. Незадолго до этого — в 1926-м — Хабаровск объявили столицей Дальневосточного края. По замыслу московских властей, дальневосточному центру нужна была столичная архитектура. В то время конструктивизм считался абсолютно новым течением, в Москве он только начинал проявляться. В Хабаровске не было архитекторов, работавших в этом стиле. Поэтому Дом Советов проектировали московские специалисты Борис Улинич и Илья Голосов.

Конструктивизм, несмотря на некий флёр романтики — всё-таки жёсткий государственный стиль 20-х годов, оформлявший на просторах нашей родины абсолютно новую власть. Тогда она отказалась от привычного классицизма, который на протяжении 200 лет ассоциировался в России с идеей государства. В этом смысле конструктивизм не имеет каких-то исторических отсылок.

Здание управления ФСБ (бывшее здание ОГПУ)

С приходом к руководству Сталина в стране изменилась идеологическая форма советской власти — это отразилось и на архитектуре. Появилась мысль о том, что коммунисты могут использовать весь накопившийся исторический багаж человечества на благо трудящихся. И советские архитекторы возвратились к формам классицизма — тому, что сейчас исследователи называют сталинским ампиром. По всей стране тогда выстраивались мощные архитектурные ансамбли. Они напоминают одновременно и флорентийские палаццо (итальянский городской дворец-особняк), и дворцы эпохи классицизма.

На Волочаевской улице в Хабаровске есть великолепный архитектурный ансамбль. С одной стороны там стоит большой красный дом с арками, а напротив — здание управления ФСБ, построенное в начале 1930-х для Объединённого государственного политического управления. Это монументальное строение с большим ступенчатым цоколем (стилобатом), колоннами, флигелями и сложной структурой. Видно, где находится главный вход. Всё в этом здании выражает идею социальной иерархии. Сразу понятно, кто тут главный, а кто — подчинённый. В конструктивизме этого нет, в нём не выстроена иерархия, а классицизм всегда жёстко иерархичен.

Здание РАНХиГС (бывшее здание Высшей партийной школы)

Высшую партийную школу на площади имени Ленина в Хабаровске построили в начале 50-х годов. Это ещё одно флорентийские палаццо.

Когда хабаровчане попадают во Флоренцию, им всё кажется знакомым. Вообще вся архитектура периода Медичи подчеркивает социальный статус. И вот именно их палаццо стали прототипами высших партийных школ по всему СССР.

Здание правительства Хабаровского края (бывшее здание Крайкома КПСС)

Хабаровский крайком КПСС начали строить в 1984 году, уже на закате советской власти. В то же время началась архитектурная гонка, в которой соревновались Хабаровск и Владивосток. В обоих городах не было ярко выраженного главного здания. И вот два дальневосточных города начали спорить, кто  быстрее построит центральное административное здание — и у кого оно будет выше.

Во Владивостоке в 1983 году возвели свой «Белый дом» — на площади Борцов за власть Советов. Хабаровский вариант получился ниже, чем во Владивостоке, но зато шире. Причём владивостокцы восприняли строительство нового административного здания как катастрофу, которая нарушила весь архитектурный ансамбль, перекрыв классические виды на бухту. В то время как на центральной площади Хабаровска все здания не особенно отличались друг от друга по высоте, и крайком КПСС на их фоне отчётливо выделялся, что подчеркивало статус строения.

«Белый дом» — не такой уж и шедевр по меркам дальневосточной архитектуры, но некоторый шарм в нём есть. Здание выдержано в стиле позднесоветского арт-деко, внешний фасад облицован белым мрамором. Первое, что видит входящий — герб края, размещённый на фоне картуша из красного мрамора. Традиционный геральдический знак вопреки традиции тогда убрали с главного фасада, что косвенно указывает на обречённость позднесоветской власти, которая возводила колоссальные здания, но стеснялась акцентировать своё присутствие государственным гербом на фасаде. Внутри здания есть интересные элементы интерьера. Например, мозаики из полудрагоценных камней и большие люстры.

Цвета власти

Были у административных зданий и свои традиционные цвета. С дореволюционных времён пространство власти оформлялось охрой с белыми выделенными ордерными элементами. Советское государство сохранило традиционную цветовую маркировку, но добавила новые оттенки.

Например, ленинградский Дом Советов был выдержан в гранитно-песчаной или розовой гамме. Хабаровский горком партии долгое время был горчичного цвета, а крайком — насыщенно розовым, почти красным. Сейчас, конечно, цвета изменились — в XXI веке они стали мягче, но тем не менее хорошо узнаваемы на фоне простых, гражданских зданий.

То, что в 1984 году новое здание хабаровского крайкома КПСС выдержали полностью в белой цветовой гамме, было очень необычно и ново. До этого времени власть на Дальнем Востоке не маркировала себя этим цветом. Первая же ассоциация, всплывающая при словах «Белый дом» — это резиденция президента США в Вашингтоне. Вообще истоки этого цвета, как символа государственной власти, начинаются с римских политических зданий, с римских форумов. И вся последующая колониальная архитектура выдержана в таких тонах. Белый цвет — это цвет империй. Но, на мой взгляд, в дальневосточном климате и природном пейзаже охра смотрится эффектнее, чем неразбавленный белый.

Пространства власти

Идея площадей в российском пространстве власти тоже уходит своими корнями к римским форумам. Если посмотреть на фотографии Петербурга того времени, то можно заметить большое количество перетекающих в друг друга площадей. Их использовали исключительно как плац-парады. Например, знаменитое петербургское Марсово поле.

То же самое было и в Хабаровске — с Соборной, а позже Николаевской площадью (сейчас площадь имени Ленина). В императорское время на ней проводили военные марши и парады, эти традиции продолжила и советская власть.

Площадь рассматривалась государством как пространство для демонстрации властной силы. Для чего были все советские площади? Для того, чтобы проводить там парады военной техники, демонстрации, которые призваны были показывать сплочение и лояльность к власти. И сейчас главная площадь города у хабаровчан ассоциируется с пространством власти. На неё выходит главное правительственное здание — «Белый дом». И парад в честь Дня победы по-прежнему проходит именно на ней.

Friendly city и старая эстетика

Сегодня презентацию действующей власти через архитектуру мы практически не видим. Город застраивают банки и крупные компании. Современная власть продолжает использовать здания и площади, построенные в предыдущие времена.

Но есть пара строений, которые появились не так давно. Например, здание Хабаровской таможни возвели в 2008 году. Оно похоже на «классическое», потому что предлагает зрителю понятную иерархическую схему, отражающую модель социальной структуры.

Однако гораздо отчётливей тяга к традиционному классицизму воплотилась в белоснежно-жёлтом здании Хабаровского краевого суда 2010 года постройки. Тут эстетика видна в государственном гербе на фасаде, который закрепляет вертикаль власти.

С другой стороны, сегодня власть выражает себя через большое количество общественных площадок. В Москве, например, это «Зарядье» и множество других реконструированных парков. Если посмотреть на Хабаровск, то в городе происходит то же самое. Например, недавняя реконструкция набережной, открытие парка «Северный», появление разных скверов. То есть российские города становятся friendly city за счёт увеличения общественных пространств. Власть стала инвестировать в обустройство городского комфорта, что не может не радовать.

Недавно в городе открыли Сквер пограничной славы. Его украшает шестиметровая арка с барельефами, на которых изображены сцены из истории пограничной службы. В этом современном памятнике можно проследить советские традиции монументальной скульптуры. Это, прежде всего, сходство с реальными объектами. Памятник пограничной славы понятен для восприятия и не требует дешифровки. А в современном европейском монументальном искусстве присутствует открытое пространство для размышления зрителя.

Алина Иванова
доцент кафедры «Дизайн архитектурной среды» ТОГУ

На мой взгляд, идеологический смысл Сквера пограничной славы такой: мы живём на Дальнем Востоке, на границе, которую должны укреплять и защищать. Мы выстраиваем свою идентичность через эти знаковые объекты: памятники пограничникам, огромный институт пограничников, здание таможни. Этим мы показываем, что это наша территория, и она под защитой. И я считаю, что это очень важно и нужно.

В дальневосточном культурном пространстве есть необычное сочетание Запада и Востока, Европы и Азии. Города Хабаровск и Владивосток не менее уникальны, чем Сингапур и Шанхай. Это удивительное поле, где с одной стороны города своим видом выражают консервативность — «стояли и будем тут стоять!», а с другой стороны — максимальную открытость миру и всему новому.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы