HLEB ASIA
Дизайн общественных пространств города на примере реконструкции площади Блюхера
цикл статей «Городская среда»
Что за проект?

HLEB запускает серию материалов о том, как устроен наш город. Расскажем об архитектуре, благоустройстве и общественных пространствах. Для чего на пешеходных переходах стоят ограждения, появится ли в Хабаровске свой «Винзавод», зачем убирать за собакой после прогулки, что такое гендерность улиц, как дела с «новой» архитектурой и вот это всё. Для этого мы нашли экспертов из четырёх областей: архитекторов, урбанистов, представителей власти и бизнеса. У них не получается диалог в реальной жизни — и мы устроим его в наших материалах, чтобы найти решение.
Зачем это нужно?

Потому что мы хотим жить в классном городе. Хабаровск по праву считают консервативным. У нас нет общественных пространств как в Москве или даже во Владивостоке, системы велодорожек, тёплых остановок, не распространены коворкинги. Городскую среду много критикуют, но что и как с этим делать, мало кто понимает. А те, кто понимает, слабо взаимодействуют друг с другом и, тем более, напрямую с горожанами. Мы замахнулись залатать эту дыру между специалистами и людьми, чтобы выстроить диалог, объяснить, что хорошо, а что плохо, рассказать, как каждый может на это повлиять и трансформировать пространство вокруг.
Понятно, ну и что там с площадью Блюхера?

Эта площадь на пересечении улицы Ленина и Пушкина уже больше 30 лет в запустении. Сейчас там есть только пара сломанных лавочек, две-три старые детские горки, зимой — традиционная ёлка и ледовые фигуры, а «центр притяжения» всей площади — это автобусная остановка. И это несмотря на то, что пространство входит в «золотой туристический квадрат» города, стоит на пересечении крупных магистралей, является транспортным узлом и ежедневно принимает большой трафик. То есть это не сквер в спальном районе, а большая, центральная и очень живая площадка.
//

Площадь очень транзитная, привлекательная, но неудобная с точки зрения функционала. Его там практически нет. Есть какие-то клумбы, газоны с деревьями, по которым нельзя ходить, какие-то тротуарчики, горки и качели. Не понятно, на самом деле, зачем они

Евгений Мишталь, урбанист
Блюхера входит в «систему площадей», которую разработали участники архитектурного конкурса «Столица в новом веке, история + перспектива». Их концепция нашла отражение в проекте планировки центральной части города. По этому плану, площади Ленина, Серышева, Комсомольская, Блюхера, Славы и напротив здания Энергомаша формируют пространственную структуру города.
//

Системой площадей создаётся общественное пространство – очень ценное для населения. Блюхера будет нести именно функцию площади, где можно выйти на открытое пространство. Это психологически очень важно для жителей, особенно в центре города

Елена Телешова,
заместитель директора департамента по градостроительному регулированию

Рядом с площадью, в одном квартале от неё, за последние пару лет открыли около десяти модных точек с кофе, цветами, одеждой и, конечно, бургерами (за год там появилось две бургерных). Три квартала, на которых раньше торговали клубникой и пряжей — теперь одна из главных гастрономических точек города с летними верандами, фудкортом и вечерней иллюминацией. И если рядом с площадью Блюхера кипит жизнь, то непосредственно на ней всегда пусто.
С этим будут что-то делать?

Да, есть два проекта реконструкции. За один взялся крупный инвестор, который хотел построить в Хабаровске небоскрёб, а за другой — московское конструкторское бюро «Стрелка» (это самая продвинутая команда в стране по градостроительству, она работает в 390 городах и 45 странах, делает интересные проекты в регионах), на него департаменту архитектуры выделят федеральные деньги. Проще говоря, первый — грандиозный, насыщенный, а второй — для хипстеров, без вычурности.
Что за грандиозный проект?

В основу взята идея под названием «Город солнца» известного архитектора Алексея Мамешина. Он представил её на конкурсе проектов по реконструкции площади Блюхера ещё в 2005 году. Этот проект и взяла в разработку компания «Инвест-Трейдинг». Чтобы сделать под площадью четыре уровня с автопарковкой, сделать ручей, торговый центр и подземный тоннель, нужно вложить от 2,5 до 5 миллиардов рублей. Про этот вариант реконструкции СМИ много писали в прошлом году. Работы должны были начаться в 2018-м. О том, что сейчас происходит с проектом, компания отказалась давать комментарии.
//

Я не могу сказать, что проект непременно реализуют. Когда частное лицо такое затевает, то всегда предполагает, что получит какую-то прибыль. А по закону у нас ведь для инвесторов есть ограничение по работе вот с такими пространствами. Во-первых, действие регламента не распространяется, а во-вторых, такие территории, которые созданы для транспортной инфраструктуры, они не подлежат приватизации. Поэтому, могу предположить, что заказчик проекта хотел получить какую-то выгоду. Но как это, если вложиться в чужую территорию? Земля ведь останется всё равно в собственности города

Елена Телешова,
заместитель директора департамента по градостроительному регулированию

А что со вторым, хипстерским?

Площадь Блюхера вошла в федеральную программу «Формирование комфортной городской среды», и проект для неё разработало КБ «Стрелка». Сдать всё планируют к 2022 году.
//

Там нет такой глобализации, как в проекте «Город Солнца». Это просто благоустройство общественных пространств — то, что сегодня требуют люди. Это ухоженные площади, скверы и парк

Елена Телешова,
заместитель директора департамента по градостроительному регулированию

«Стрелка» предлагает сделать целую систему общественных пространств: площадь Ленина — парк Динамо — Уссурийский бульвар — площадь Блюхера. Для этого они хотят сначала оптимизировать проезжую часть улицы Пушкина: систематизировать парковки, сделать новые пешеходные переходы и по обеим сторонам дороги проложить велодорожки. По всей пешеходной зоне этой улицы сделают удобные ландшафтные лестницы и пандусы. По идее, такие благоустроенные зоны помогут активнее использовать первые этажи стоящих здесь зданий.
По задумке проекта, площадь Блюхера после такой реконструкции станет знаковым городским пространством. Там будет событийная зона, где можно будет и отдыхать, и проводить общественные мероприятия: временные ярмарки и фестивали.
//

Не совсем понятна целевая аудитория места. Напротив, наискосок, делает что-то [кафе] «Плантация», там открывают более-менее модные точки вестернизированного [заимствованного западноевропейского] формата. Но будет ли площадь центром притяжения для условных «новых горожан», которых у нас критически мало? Непонятно. Они, во-первых, отсюда [из Хабаровска] бегут, а во-вторых, сам вот этот формат для хипстеров уже архаизированный. «Стрелка» как нашла его в парке Горького [реконструкция московского парка имени Горького в 2012 году], так до сих пор и делает. Поставят палетную мебель, жестяные бочки, а народ там будет сидеть, читать и кататься на велосипедах. В Хабаровске этот формат проблематичен: нет у нас столько прекариата [нового социального класса работников с временной или частичной занятостью. Это люди с неустойчивым социальным положением, слабой социальной защищённостью, отсутствием многих социальных гарантий, нестабильным доходом, депрофессионализацией. Прекариат растёт за счёт учащихся, женщин и мигрантов]

Алина Иванова,
кандидат архитектуры, доцент кафедры дизайна архитектурной среды ТОГУ
В похожей концепции сейчас идёт реконструкция парка «Динамо». Такой формат понятен не всем жителям. Люди спрашивают, почему их налоги ушли на белые фонари в овраге, которые прозвали «яйцами», а каменные экспозиции считают бесполезными.
//

Эстетика КБ «Стрелки» не всем очевидена. Архитекторы понимают, что это трендово, хотя не совсем понятно как, реечная архитектура [деревянные конструкции из узких плоских досок] и замысловатые артефакты работают на формирование локальной идентичности. Обычные горожане, глядя на провинциальные рецепции [заимствование] столичного урбанизма, привычно вопрошают — куда и зачем уходят их налоги

Алина Иванова,
кандидат архитектуры, доцент кафедры дизайна архитектурной среды ТОГУ
И как понять, хорош проект «Стрелки» или нет?

Любое общественное пространство можно создавать по двум сценариям. Первый — это если мы делаем его по запросам местных жителей. Второй — если мы делаем очень классное, современное место, которое жителям на самом деле нужно, просто они об этом ещё не задумывались. В городе есть и те, и другие примеры.

В Краснофлотском районе не было колоссального спроса на большой парк «Северный» с велодорожками, прудом с уточками и дворцом бракосочетания. Раньше там гуляли с собаками, выпивали на лавочках и сокращали путь от остановки до дома. Теперь же там играют с детьми, бегают по утрам и просят убирать за своими животными. Парк оказался нужным.
Источник фото: dkphoto.livejournal.com
Источник фото: dkphoto.livejournal.com
Городскую набережную делали по другому принципу: что хотите, то и будет. Громкая музыка, спорт, еда, развлечения — и чтобы поинтереснее и поярче. В итоге всё и слилось в большой ком без единой концепции и стиля — зато так, как все хотели. HLEB писал об этой проблеме ещё три года назад, когда реконструкция только начиналась.
Один из этих двух подходов учитывают при проведении исследований — самого первого этапа создания проекта. «Стрелка», например, изучает территорию, предлагая жителям уже готовые сценарии.
//

«Стрелка» работает по принципу айсберга, проект — это верхушка, а пять шестых — это исследования. Но как они их проводят? Они просто считают, сколько прошло мимо пенсионеров, людей с детьми, на велосипедах. А потом подходят к ним и и предлагают некий набор опций. Например, давайте сделаем здесь кинотеатр под открытым небом. Люди говорят, ну давайте. А давайте сделаем тут дорожку для велосипедов. Им отвечают, ну давайте. А может давайте не предлагать людям варианты, а спрашивать, чего они сами хотят?

Алина Иванова,
кандидат архитектуры, доцент кафедры дизайна архитектурной среды ТОГУ
На площади Блюхера проводили и местные исследования — уже с другим подходом, изучая запрос жителей. В 2016 году после городского фестиваля «Кварталы» Центр прикладной урбанистики поставил на площадке мебель из паллетов, книжный шкаф и деревянные буквы «Хабаровск». Это не планировалось как исследование, но по сути стало тестовым проектом. На протяжении полутора месяцев урбанисты наблюдали, как люди взаимодействуют с новой средой.
//

На площадь тогда вышли пенсионеры, играли в настольные игры, разговаривали. Молодёжь вечерами начала играть на гитарах. А у нас есть в Хабаровске ещё место, где люди играют на гитарах? Нет. Значит им это нужно, есть потребность. Дети начали прыгать на надписи «Хабаровск». Значит горки и качели, которые там есть, не выполняют свою функцию, нужно что-то ещё. Так как конструкции были мобильными, люди меняли их расстановку под себя. Например, оказалось, что там, куда мы поставили лавочки, нет тенька. И люди перетащили паллеты на боковые тротуары, где много деревьев. Оттуда когда-то убрали все лавочки, так как рядом жилой дом. А в нашей тестовой версии, люди как раз туда и переносили мебель

Евгений Мишталь
После «Кварталов» можно было проанализировать, чем люди занимаются на площади, что это за люди и сколько они проводят там времени. Однако проект в администрации города не стали рассматривать из-за плохих отзывов: люди стоящих рядом пятиэтажек жаловались властям, что на лавочках сидят шумные компании, играют на гитарах и мешают спать.
Какой из двух подходов лучше — вопрос открытый.
//

Пространство может повышать уровень культуры, но мы не можем начать сразу же делать современные произведения искусства. Если город живёт по принципу ромашек, цветочков, то понятно, что современное искусство нужно вводить постепенно. Я недавно был в Якутске, и они там в течение десяти лет проводят биеннале [международный формат выставки современного искусства, которая проходит раз в два года]. И это прям большое погружение людей в идею, что искусство может быть другим. Не Шишкин, не Айвазовский, а что-то другое. Мы не Владивосток, у нас консервативный город, поэтому окультуривать его приходится постепенно. Вот поэтому мы [ЦПУ] занимаемся стрит-артом. Это способ производить изменения в городе таким образом, чтобы люди начинали смотреть немного по-другому и менялись

Евгений Мишталь
Проект «Стрелки» по благоустройству площади реализуют в ближайшие три года. Но перед тем, как он начнётся, в городе пройдут общественные слушания, где эту идею будут корректировать.
Как я могу повлиять на то, что в итоге будет с площадью?

Можно прийти на общественные слушания и внести свои предложения. Такие собрания проводит департамент архитектуры, градостроительства и землепользования городской администрации. На них собираются архитекторы, дизайнеры, урбанисты, общественные деятели, журналисты, но может прийти и любой человек, кому это интересно.

Чтобы узнать, когда это будет, следите за нашими новостями. Во-первых, мы будем писать о таких мероприятиях, а во-вторых, придумаем, как сделать обычные общественные слушания интерактивными (то есть, возможно, вам не нужно будет никуда идти).

Правда, у такой модели всеобщего голосования есть значительный минус. Корректировки, которые вносят непрофессионалы, не учитывают всей сложной структуры проекта. Чтобы не испортить идею, Евгений Мишталь предлагает делать из проекта некое реалити-шоу.
//

Чаще всего люди вносят корректировки в проект на очень поверхностном уровне. Но слоёв у него больше, чем мы можем увидеть. Это сложная структура, которую не увидят обычные люди на простом общественном слушании. Поэтому по-хорошему идею нужно разделить на много мелких деталей, и каждая из них должна выходить на обсуждение. То есть проект должен стать чем-то вроде реалити-шоу

Евгений Мишталь
А зачем мне всё это?

Чтобы быть в курсе преобразований городской среды, чтобы знать, как делают общественные пространства и как вы можете повлиять на их изменение. Иначе в Хабаровске опять появится нефункциональное, пустое пространство, как на новой площади «Город воинской славы». Или город вообще превратится в одну большую набережную с белыми ротондами, вывесками «Я люблю Хабаровск», круглогодичными гирляндами и раздаточными пунктами с ухой. А вы опять будете вздыхать, смотря на цену билета до Москвы, и писать гневные комментарии и твиты о том, как всё плохо.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы