Как (не) выживают антикафе в Хабаровске и Владивостоке: сравниваем опыт

Формат антикафе, придуманный и запущенный предпринимателем из Москвы Иваном Митиным в 2011 году, быстро разошёлся по всей России. Сейчас бизнесмен — основатель сети кафе «Циферблат», которая хранит традиции создателя в 16 филиалах в пяти странах мира. Идея заведений с повременной оплатой, с одной стороны, своей новизной привлекла немало молодых предпринимателей, с другой — поставила в неловкое положение людей, не привыкших платить просто за пребывание в кофейне. После волны популярности мода на «свободные пространства» в нашей стране пошла на спад: низкая рентабельность, экономический кризис и неготовность аудитории заглушили тренд. HLEB рассказывает, как в Хабаровске система «третьего места» получила свою популярность и почти погибла, чтобы, набив шишек, занять хоть какое-то пространство в городской среде. Кроме того, мы сравнили хронику формата с ситуацией во Владивостоке. И пришли к выводу — как надо и не надо делать, если вы вдруг решили открыть свой тайм-клуб.  

Первое антикафе в Хабаровске открылось в 2011 году в районе площади Славы. Его основатели Иван и Юлия Беликовы переняли идею Ивана Митина, которая тогда уже разошлась по стране. Из-за проблем с арендой «Пятую точку» пришлось перевезти в другое место и переименовать в Time Bar. В первый год работы создателей заведения приглашали в ТОГУ читать лекции об удачном стартапе — бизнес окупился ещё в первом квартале работы. Успех Иван объясняет хорошим стартом: в день открытия места организовали встречу с велосипедистами, роллерами и сноубордистами, которые тут же стали постояльцами антикафе.  Плюс собственники сделали ставку на регулярную организацию событий.

«У нас стабильно была движуха. Заведения такого плана всегда привлекают людей, вокруг которых формируется своя аудитория, и она, по сути, вдыхает жизнь в место. Я бы не назвал этот вид деятельности адским трудом, он больше приносит удовольствие: тяжело, но в радость. Мы были первыми, нашей аудитории в Хабаровске было не так много, и она была не подготовлена. Владельцам антикафе, которые открывались после нас, было тяжело. Антикафе «Кают-компания» открыли классные ребята, но они немного проиграли из-за неудобного местоположения. Потом открылся Freeдом — как раз в момент нашего переезда, и им повезло: аудитория пошла к ним, пока мы были закрыты».

Фотограф: Виктор Беспалов

Как признаётся Иван, он «согрешил: в целях выживания пустил алкоголь в заведение — только дорогой, без пива и водки, чтобы всё было без пьяного сброда, и только в маленьких количествах», что позволило держаться на плаву. Обычно же в таких местах существует запрет на алкоголь и табачную продукцию. Time bar закрылся из-за разногласий между хозяевами. Прекращение работы других антикафе Иван Беликов объясняет нехваткой опыта у руководителей проектов, а также ограниченностью аудитории мест подобного рода в городе.

Иван Беликов
Основатель антикафе «Пятая точка»

«Хабаровск изначально встречал такие заведения с недоверием: «Что здесь делать, если нельзя пить?» Сложно готовить аудиторию, и в силу этого тяжело выживать финансово. Плюс ко всему, если делать доступ к алкоголю и запускать готовку еды, это может совсем убить формат. К примеру, у вас идёт кинопросмотр. А тут зашли люди за кофе, пьют и мешают другим смотреть кино. В нашем городе сложно совместить нечто доходное с чем-то идейным, либо на это нужно потратить очень много времени, чтобы подготовить людей. Сама идея [открыть антикафе] хорошая, до сих пор актуальна, мне всё ещё звонят клиенты и хотят, чтобы мы открылись. Я понимаю, что «Пятая точка» стала своего рода легендой, потому что мы были первыми».

Львиную долю бюджета любого антикафе забирает плата за аренду помещений. Чтобы хоть как-то окупаться, необходимо постоянно удерживать посетителей, уметь каждый раз удивить и зацепить.

Сейчас в Хабаровске есть лишь одно заведение, работающее в первоначальной концепции антикафе. «Подземелье» открылось в октябре 2016 года, его создатель Станислав Хальзов работал администратором в «Пятой точке». Всю основную работу он выполняет в одиночку, плюс ему помогают несколько человек на волонтёрских началах. Его заведение двигается в определённом направлении — настольные игры и спорт: зимой там собирают людей и обучают катанию на сноубордах, летом организуют встречи с прокатчиками велосипедов и роликов. Как замечает Станислав, выживать удаётся за счёт небольшой площади помещения и соответствующей стоимости аренды. В плюс удалось выйти примерно спустя полгода после открытия: первые три месяца работа шла в более дорогом месте, на новой площадке всё понемногу наладилось. В антикафе есть две зоны: одна сдаётся под неформальные встречи, в другой ждут остальных посетителей. Сдача помещений под праздники и частные тусовки — ещё один важный источник дохода для «свободных пространств». Основатель «Подземелья» замечает две сезонные тенденции: случаются спады в посещении, а также со временем меняется состав аудитории.

Станислав Хальзов
Основатель антикафе «Подземелье»

«Если, например, у нас до июня было много школьников, студентов, то летом пришла другая аудитория – ярые любители настолок. Вообще у нас [в Хабаровске] не так много людей, которым тематика антикафе была бы интересна. Для многих интересен алкоголь, кальян — то есть другой отдых, не тот, что позиционируем мы. Регулярно мне звонят с тем, что хотят прийти к нам выпить. Я сразу объясняю, что у нас не пьют».

По словам Станислава, в городе есть несколько кальянных, действующих по системе повременной оплаты, но отнести их к антикафе было бы не совсем верно.

Если поискать «третьи места» во Владивостоке, можно наткнуться на франшизу московской сети кофеен Jeffre's Coffeshop. Приморский филиал открылся не так давно — в феврале текущего года — и пока не вышел на рельсы окупаемости. Арт-директор заведения Александра Примоченко объясняет это слабым продвижением из-за долгого отсутствия рекламы, которая начала работать в соцсетях только в июле. Сейчас она начинает приносить свои плоды. 

@jeffreys.vl
@jeffreys.vl
Александра Примоченко
Арт-директор антикафе Jeffrey's Coffee во Владивостоке

«Во Владивостоке раскручивать антикафе очень трудно. Менталитет мешает людям понять, что такое оплата за время. Большинство приходит с вопросом: «Можно мне просто кофе попить?», не понимая, что повременная оплата выгоднее формата обычного кофе. Когда я не работала в антикафе и приходила в другие такие заведения, у меня самой возникали мысли, что меня хотят надуть. И второй момент: до людей плохо доносят основную идею антикафе. Я обучаю наших бариста тому, чтобы они могли доступно всё объяснить».

Тайм-кофейня делает ставку на регулярное проведение различных событий: акции, кинопоказы, мастер-классы. Из особенностей адаптации франшизы под Владивосток Александра назвала упор на работу в Instagram, а также местные праздники и морскую тематику.

«Сейчас приходится крутиться, потому что только постоянные мероприятия хорошо заходят. Я знаю владельца предыдущего антикафе во Владивостоке «Третье место», и он рассказывал, что в основном они выживали за счёт мероприятий. Наша целевая аудитория — студенты в возрасте 20-25 лет. Я как раз занимаюсь тем, чтобы больше завлекать этот сегмент».

Котокафе — заведения, формально попадающие под основную механику антикафе. В них надо платить только за проведённое время, попутно налаживая контакт с милейшими мира сего. Во Владивостоке уже полтора года работает котокафе «Валерьяныч». Его создатель Анастасия Воробьёва перенимала опыт у основательницы первого котокафе в России Анны Кондратьевой.

@catcafevl
@catcafevl
Анастасия Воробьёва
Основатель котокафе «Валерьяныч»

«Она рассказала, что во всех городах котокафе проходят период непонимания. Кто-то порицает, кто-то поддерживает. Важно ведь объяснить, что это просто место, куда можно прийти и потрогать котов. Мы пристраиваем котов и не хотим, чтобы это было последней инстанцией для животных, мы ищем котам дом. И когда люди понимают это, у некоторых меняется к нам отношение».

Во Владивостоке до этого существовало два котокафе. Как предположила Анна, они закрылись по двум причинам: во-первых, находились недалеко друг от друга, во-вторых, не так часто проводили различные мероприятия.

«Я общалась с теми, кто в своё время работал в антикафе, и они говорят, что без проведения мероприятий существовать достаточно тяжело. Но не совсем правильно сравнивать нас с этим форматом. Система оплата у нас повременная. Но основная направленность — это общение с животными, хотя это и не контактный зоопарк. У животных есть пространство, куда гости не могут заходить. Ввиду того, что мы постоянно пристраиваем котов, происходит обновление. Нам писали отзывы: "Вроде бы приходишь в одно и то же место, но меняются животные, и создаётся ощущение, что каждый раз что-то новое".  Может быть, это нам помогает. И всё-таки котики есть котики».

В Хабаровске тоже было котокафе — «Чеширский кот». Просуществовало оно недолго: открылось в мае 2016 года, а в феврале 2018-ого уже перестало работать, его владельцы переехали в Анапу. Часть вырученных средств заведения шла на то, чтобы содержать бездомных животных.
 

Вместо вывода
 

  1. Если вы решили заняться антикафе, подумайте дважды: это далеко не самая прибыльная модель бизнеса.
  2. На то, чтобы заведение вышло в плюс, потребуется немало времени — в среднем от шести месяцев до года. Составьте чёткий бизнес-план и запаситесь терпением.
  3. Не пытайтесь охватить разные сегменты аудитории. Работайте прицельно, найдите своего клиента и своё направление. Организуя события, оставайтесь в выбранной тематике.
  4. Не стоит недооценивать возможность сдачи помещения под частные встречи. Лучше даже поставить такой режим на поток.
  5. Не забывайте объяснять людям вашу концепцию и её выгодность для клиента. Многие антикафе отказались от деятельности как раз из-за того, что посетители не поняли преимущества такой системы.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы