Как появились корейцы на Дальнем Востоке

Чуть больше 150 лет назад крестьянские семьи из Кореи добровольно покинули границы своего государства и устремились на Дальний Восток. HLEB пробует разобраться, что заставило их бежать из родной страны

Бежали по разным причинам. Сначала вылазки за новые границы Российской Империи, согласно Айгунскому договору 1858 года и Пекинскому трактату 1860 года, были обусловлены поисками дикорастущего женьшеня и добычей охотничьих трофеев. Слухи о богатствах северных земель распространялись достаточно быстро среди бедных слоев населения. К сожалению, политика корейского правительства только усугубляла обстановку в стране, ужесточая налоговые выплаты. Под страхом смерти корейские крестьяне оставляли свои земельные угодья в поисках спасения. Были, кстати, среди переселенцев и ссыльные революционеры, которые за счет русской казны селились в самые глухие места того времени.

В январе 1864 года 65 человек прибыли в Южно-Уссурийский край. В тайне от корейских властей первые 14 семей основали корейское село Тизинхе на территории России недалеко от китайской границы. Сейчас от этого села (ныне село Виноградное) осталось лишь здание Свято-Иннокентьевской церкви, перестроенное под казарму пограничной заставы.

До русских земель добирались только самые смелые и выносливые. Кто-то вообще по пути на север уходил в Манчжурию и не возвращался. Трудно определить, сколько людей не дошли до русской границы, но смертность среди переселившихся была также крайне высока.

Корейское и китайское правительства всячески препятствовали повальному переселению корейцев. Но позже к ним присоединились и русские властители, так как стихийный рост иммиграции вызывал некоторые опасения. С одной стороны, русские старались избежать конфликта с зарубежными соседями, однако лишиться дешевой рабочей силы не хотелось.

Итого в 1878 году общая численность корейцев составила 6766 человек, из которых 624 человека стараниями русских управленцев жили в Амурской области (ныне ЕАО, село Благословенное)

Каждая семья в Благословенном имела при усадьбе большой огород, а дом и приусадебные постройки располагались по центру всего участка, что обуславливало безопасность соседей при возможном пожаре. Улицы были разбиты на аккуратные, правильные кварталы. (Расположение домов и улиц сохранилось – в этом можно убедиться благодаря спутниковой съемке.) Не исключалась возможность нападения китайский бандитов, так как село расположено в непосредственной близости с Китаем. Поэтому для безопасности жителей поселок был обнесен глинобитной стеной чуть больше двух метров в высоту, в которой были устроены блиндажи и бойницы с караулами.

Также в селе были открыты три школы: церковно-приходская для мальчиков, министерская для девочек, которая содержалась за счет Министерства народного просвещения, и корейская. Последнюю посещали всего 8 человек, которым приходилось заниматься в фанзах родителей, но здесь дети могли изучать корейскую и китайскую письменность, начальные сведения по географии Востока и арифметике.

Несмотря на попытки сдерживания массового корейского переселения в Приамурском крае, через семь лет зарегистрированных оседлых корейцев насчитывалось 8500 человек, а иностранных поданных — 12 500. К тому же каждый год на заработки приходили до 3 тысяч человек.

Русское заселение Дальнего Востока оставалось приоритетным, поэтому в 1886 году решением съезда по корейскому вопросу стало ходатайство о запрещении корейских и китайских поселений на пограничных местностях; переселившихся ранее выселить вглубь территории края, а освоенные земли должны перейти в пользование крестьян-переселенцев. Таким образом были образованы многие села в Хабаровском и Приморских краях, до которых путь даже сейчас требует особых физических затрат.

«Положение о китайских и корейских подданных в Приамурской области» решило проблему русских властей с освоением дальневосточных территорий. Все корейцы, находившиеся на территории Российской империи, были условно разделены на три категории. К первой относились осевшие до 1884 года — им разрешалось остаться в Уссурийском крае, но принять русское гражданство. Ко второй — переселившиеся после 1884 года, но желающие принять русское подданство. Третья категория включала в себя временно проживающих, приехавших на заработки. Они не имели права селиться на государственных землях. Остаться можно было только при получении билетов на жительство.

Корейское население вносило существенный вклад в развитие Дальнего Востока. В Южно-Уссурийском крае начало развиваться хлебопашество, которое было главным занятием корейских крестьян. В 70-е годы появился даже избыток хлеба, который привел к снижению цен. Кроме того, силами корейцев были возведены мосты, построены грунтовые и железная дороги, проложены пути связи. В целом, корейский народ ответственно относился к своей работе, что признал сам генерал-губернатор А. Н. Корф:

«С 1887 года, — писал он, — проживающие у нас корейцы привлекались к отбыванию земских повинностей не только наравне с русским населением, но даже в значительно большем размере. <…> они безвозмездно построили новые дороги, от урочища Новокиевского до посада Раздольного и от станции Подгорной до деревни Искаковой, всего более 300 верст. Вообще я должен с большою похвалою отозваться о добросовестном отбывании корейцами всех возлагаемых на них повинностей».

Таким образом, корейцы стали политически важной частью населения России. Однако для того, чтобы корейское население было максимально задействовано в делах империи, необходимо было провести реформы просвещения. Наиболее простым способом русификации корейцев стала пропаганда через православную церковь. Особенно это было важно для тех отдаленных сел, где не было школ, так как священнослужители являлись единственными грамотными людьми среди всего населения.

В результате в 1883-1902 годах общая численность русского населения в Приморской области увеличилась с 8385 до 66320 человек. Численность же корейского населения области за эти годы увеличилась с 10137 до 32380 человек. После установления японского колониального режима в Корее эмиграция корейцев приобрела более массовый характер. Помимо резкого ухудшения материальных условий, некоторые люди бежали чисто из политических соображений. В числе таких были участники антияпонской национально-освободительной борьбы. Но учесть число постоянно прибывающих корейцев было в действительности трудно, так как многие прибывали нелегально, минуя таможенные посты с Россией. Японские власти не выписывали паспорта и запрещали эмиграцию, что усложняло переселение в Россию, к тому же приобретать русские билеты на жительство было также нелегко. Так приток из Кореи в 1910 году вырос еще на 10 тысяч. Население увеличивалось примерно на 600-700 человек ежемесячно. В 1917 году только сельское корейское население в Приморском крае было 81825 человек, что составляло 30% населения области.

И, наверное, было бы все иначе, если не война, затем революция, а дальше японская оккупация Дальнего Востока. Корейцы с начала гражданской войны горячо поддерживали красную армию, которая выражала активную антияпонскую позицию.

Однако, несмотря на помощь в поддержке большевистского движения на Дальнем Востоке, советская власть всерьез насторожилась наличием двух огромных иностранных диаспор — китайской и корейской.

Тем временем население Владивостока и Приморского края росло. Большинство все-таки оставалось жить в сельской местности, особенно Посьетский район, где жили выходцы из Кореи — 90%. И к середине 30-х годов численность корейцев приблизилась к 200-тысячной отметке. Все они уже прошли советскую школу, где корейское население стало по-настоящему «своим», с достаточными знаниями в области русской культуры.

Уже с 1923 года возникали предложения о выселении корейского населения с Дальнего Востока. В это время Корея являлась колонией Японии. Поэтому первым предлогом для такой политической «зачистки» послужили акты вербовки японской властью корейского населения на ДВ. «В целях пресечения проникновения японского шпионажа» из всех районов без исключения были проведены меры по массовому переселению в Казахстан, Узбекистан и Киргизию. После коллективизации в Средней Азии погибли миллионы людей, а сотни тысяч откочевали за пределы своих республик. Голод, эпидемии лишили наличия трудовых ресурсов данной территория, поэтому депортация здесь восполняла дефицит корейскими трудоспособными кадрами. Нельзя не учесть то, что политика 30-х годов наложила свой отпечаток на судьбу переселения, так как в целом сводилась к борьбе против народов, враждебных к социализму. Именно корейский народ стал первым, кто испытал трудности депортации в СССР.

Кстати, насчет корейцев, живущих на Сахалине, и почему их не депортировали, как остальных.  В 70-80 годов XIX века появились первые поселения на Сахалине, которые заметно увеличились после русско-японской войны. Япония захватила южную часть острова (Карафуто) и до 1945 года активно проводила переселенческую политику корейцев. Сначала это были внешне мирные акции по набору молодых корейских рабочих в угольные шахты Сахалина. В 1944 году были созданы специальные полицейские отряды, которые насильственно выгоняли из домов всех мужчин для вывоза из Кореи. Таким образом, после капитуляции Японии корейское население Сахалина составляло примерно 50 000 человек.

После возвращения Южного Сахалина возникла проблема с корейскими переселенцами. Кто-то из них имел гражданство Японии, кто-то был без какого-либо гражданства. Для принятия решения советская власть ожидала решения вопроса о воссоединении Кореи, но началась война. Разумеется, большинство корейцев были с юга и хотели вернуться домой, но снабжать противника живой силой СССР не собирался, и вопрос отложили еще на 10 лет.

В середине 50-х годов было решено провести опрос: хотят ли они остаться в Советском Союзе или уехать, а если уехать, то в южную или северную часть? В свою очередь местная власть на Сахалине агитировала за продолжение жизни в СССР или, на худой конец, переселиться в КНДР. Единственным вариантом возвращения в Корею были пароходы, идущие в КНДР. Во избежание провокаций советские сопровождающие были снабжены оружием, а за пароходом с переселенцами следовал советский военный корабль.

Возвращение же корейцев из Средней Азии так и не состоялось. В 1993 году Верховный Совет России признал незаконной депортацию корейского населения с Дальнего Востока. Но Советского Союза не стало, и вопрос о новом переселении больше не возникал.

Кстати, 30 марта, состоится встреча участников международного клуба дружбы ТОГУ. На мероприятии соберутся корейские студенты всех вузов Хабаровска, пройдет концерт, посвященный Южной Корее, а окончанием выставки станет вкусное чаепитие.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы