Городские проекты: ментальные карты

Мы запускаем серию материалов под названием «Городские проекты» — о конкретных идеях жителей Хабаровска, как сделать наш город лучше. Красивее, удобнее, приятнее и всё в таком духе. Первый проект, с которым HLEB знакомит вас — это инструмент, который может помочь нам сделать жизнь в городе уютнее: ментальные карты

«Ментальные карты»

Автор проекта: Лиза Демина, студентка факультета архитектуры и дизайна ТОГУ.
Куратор проекта: Алина Иванова, доцент кафедры «Дизайн архитектурной среды».
Цель: ознакомиться с методологией и возможностями применения инструмента «ментальная карта».

Лиза Демина
Лиза Демина

Любое животное ориентируется в пространстве в основном благодаря инстинктам. Ласточки на зиму улетают на юг, моллюски перемещаются по своему подводному камню, а ваша кошка всегда находит дорогу домой — и всё это без «2ГИС».

У людей инстинкт ориентации отсутствует, поэтому мы пользуемся указателями, картами, путеводителями и прочими «помощниками». Но вообще среда должна быть интуитивно понятной, чтобы не приходилось постоянно пользоваться картой в родном городе. Тогда его житель будет чувствовать себя спокойнее и увереннее.

Ментальная карта — инструмент-помощник в создании такого «понятного» пространства, метод анализа среды. Анализ происходит так: исследователь беседует с жителем о городе и его границах, об узлах и ориентирах, а также о памятных для него лично местах, а потом переводит эту беседу в графический вид. Чаще всего — рисует от руки.

Теория

Понятие «ментальная карта» вводится градопланировщиком Кевином Линчем в 1960 году, когда в своей работе «Образ Города» он описывает исследования в Бостоне, Джерси и Лос-Анджелесе. Задача ментальной карты — в выявлении границ, узлов, ориентиров и путей жителей по городу путем общения с ними. В разговоре также можно выявить ту или иную эмоциональную окраску отношения к месту жителей конкретного района, что является ценным при разработке плана развития города.

По словам Линча, «читаемый» город — это такой, где в голове его жителя районы, пути и ориентиры легко группируются в целую картину сами, без помощи карт и путеводителей. Задача архитекторов и урбанистов — сделать город таким, чтобы даже приезжий человек здесь не заблудился и не чувствовал себя не в своей тарелке.

Когда студентка Лиза Демина участвовала в программе ОМАХа «Кампус. Превращение» (программа по развитию студгородка ТОГУ), она для сбора информации проводила опрос среди жителей студенческого городка. На вопрос «что вас не утраивает и чего вам не хватает на территории студенческого городка?» чаще всего в ответ звучали варианты вроде парка и кинотеатра (исследование проводилось до открытия кинотеатра «Хабаровск»). А ещё люди жаловались на слишком громких соседей по общежитию.

«Конкретный вопрос не дает полной картины района, не показывает эмоционального отношения жителей к месту, не выявляет перспективных объектов развития. А ментальная карта — инструмент урбаниста, выявляющий те нужды населения, о которых жители района даже не задумываются».

Лиза

Чтобы метод сработал, одного жителя и одной ментальной карты, конечно, мало. Нужно провести несколько интервью, чтобы нарисовать подробную картину видения местности ее жителями: что в ней есть, чего не хватает, что надо исправить. Нужен анализ ментальных карт людей разных возрастов, сфер деятельности и жителей разных домов.

«Метод достаточно не систематичен: при опросе исследователь сам решает, как его проводить, какие вопросы задавать и, вообще, стоит ли что-то спрашивать или лучше оставлять человека перед пустым листом, чтобы он сам рисовал. Это не совсем объективно, но, как мне кажется, система таких субъективных мнений всё же может дать чёткую картину района или города. Главное — задаться четкой целью и отбросить из эксперимента мнение самого исследователя».

Возникает проблема и с поиском людей: исследователь не может просто взять и подойти к случайному прохожему.

«Вряд ли какой-то незнакомый человек сможет так легко открыться, что нарисует мне дом, где он живет, и парк, где он гуляет с собакой после семи вечера, потому что там «свет красиво отражается в озерце». Поэтому нужны добровольцы и люди, лично знакомые с исследователем».

Практика

Лиза планирует большое исследование, но для того, чтобы начать отрабатывать механизм на практике и понять, как он применяется, студентка провела свой эксперимент: поговорила с четырьмя жителями студгородка ТОГУ и на основе этих бесед составила их ментальные карты.

Исследуемая территория — студенческий городок ТОГУ. Трое опрошенных живут здесь только с момента поступления в университет, один родился и вырос в этом районе.

Вот как выглядит одна из карт в письменном формате:

Студентка второго курса ТОГУ. Живет в общежитии по ул. Бондаря с 2013 года. Район крайне мало изучен, узлами являются общежитие, университет и парк «Северный». Указаны пути от места проживания до места учёбы. Есть эмоциональная привязка к местам, обозначенным как «пруды» и «аллея».

И вот что из этого вышло на рисунке:

Вот еще три ментальные карты.

«Район нуждается в дополнительных узлах и ориентирах, так как в магазинах и АЗС нет никакой уникальности. Из данных карт можно выделить возможный узел притяжения — недостроенную башню (так называемая башня Инфиделя — прим. ред.) недалеко от моста, потому что о ней вспомнили трое. Возможно, ее можно сделать тем самым уникальным местом всего района».

Так называемый «узел притяжения» — это место, которое будет дорого жителям города и одновременно интересно с точки зрения уникальности. Место, куда стекаются люди с разных близлежащих районов и вообще ходят туда не от нужды, а оттого, что хочется. Да, в Хабаровске мало столь уникальных мест вроде башни Инфиделя, или замка Тамары, или как там еще его называют — места, вокруг которого жители десятки лет слагают легенды и пишут страшные истории.

Здание из красного кирпича стоит на окраине города сразу перед мостом через Амур. В Интернете можно найти много статей об этой постройке и его практическом назначении.

Многие думают, что именно с этой башни сделана та самая фотография на пяти тысячной купюре (судя по ракурсу, на самом деле фотография была сделана со склона немного ниже башни — прим. ред.). Кто-то видел, как там собираются городские сатанисты и устраивают свои обряды. А вообще, судя по мусору вокруг здания, здесь, в основном, выпивают подростки — и больше ничего не происходит.

«У меня не было четкой цели продумать, как и что сделает из башни узел притяжения. Это не входит в задачу ментальных карт. Но, как это представляется мне, можно было бы для начала разгрести свалку, образовавшуюся под «утесом», укрепить самое строение. А потом на этой площадке можно было бы проводить какие-то мероприятия и фестивали, те же концерты-квартирники — эстетика и атмосфера места диктуют, на мой взгляд, что-то подобное».

Выводы

Как ментальные карты помогут сделать среду комфортной и интуитивно понятной? Вариант сносить дома и заново строить их в каком-то определённом порядке, конечно, не подходит. При помощи ментальных карт можно увидеть, чего не хватает району, и строить новые здания именно по запросу жителей, а не потому, что «у меня есть лишний миллион на открытие нового бара, и я сбацаю его именно здесь».

«Люди должны оставаться в городе и работать на его развитие – это, в принципе, самая главная задача развития городской среды. Чтобы люди, которые остались из-за этих уникальных мест — узлов притяжения, — они продолжали создавать среду и оставляли в городе других людей.

Сейчас я хочу провести более детальное исследование, включающее ментальные карты не только жителей района, а еще и людей, которые не живут в нём, а только работают. И, что еще более интересно для меня, — людей, которые месяцами не ездят в Северный».

Открытие новых, нужных жителям заведений сделает их жизнь удобнее, а «узел притяжения» поможет им полюбить свой район.

«Хотелось бы, чтобы развивался не только центр города — чтобы в выходной день мы не гуляли только по маршруту «площадь Ленина –— набережная». А для этого для начала нужно обратить внимание на эту проблему. И работать с ментальными картами лучше не правительству, а бизнесу. Если в городе появится активист, который сможет заставить работать городские структуры вместе, то уже скоро можно будет ожидать глобальных изменений. С точки зрения градостроительства это будут развитие городских пустырей и расширение центра города, с точки зрения урбанистики как таковой — создание городских сообществ».

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы