Как и зачем в Хабаровске появились кадеты и что с ними стало

В 2008 году в возрасте 102 лет в Русском доме в Париже умер, возможно, последний из учеников хабаровского кадетского корпуса. Как в Хабаровске появились кадеты и почему последний из них оказался в Париже — читайте в нашем очерке

В конце XIX века Хабаровск развивался усиленными темпами. Рост городов, укрупнение уездов и воеводств, установление главной морской базы страны на Тихом океане (г. Николаевск-на-Амуре). Все усилия сводились к одному — расширить влияние российского государства на Дальнем Востоке.

Для того, чтобы окончательно укрепить свои позиции, правительство обещало крестьянам райскую жизнь на Дальнем Востоке, предоставить широкие льготы, хоть и на условиях переселения за собственный счет.

Несмотря на это, люди с запада России не спешили переселяться в Приамурье. Поэтому основное население по-прежнему составляли крестьяне и военные, которые прибыли по долгу службы для охраны границ государства.

Люди были буквально законсервированы географически, не было учебных заведений и общественных библиотек. А последние границы Российской империи требовалось тщательно охранять, ведь угроза из Поднебесной была достаточно реальна. Усугубляло положение и то, что до ближайшего специализированного учебного заведения в Омске нужно было преодолеть расстояние в 5660 километров. Необходимость свежих военных кадров становилась серьёзной проблемой для властей Хабаровска.

Благодаря 1-му Приамурскому генерал-губернатору Андрею Николаевичу Корфу был открыт первый кадетский корпус на 100 человек. Сюда могли поступить абсолютно неграмотные дети из любой глухой деревушки за пределами Хабаровска, в том числе воспитанники из Южно-Уссурийского края (территория от реки Уссури до Японского моря).

Преподавателями в кадетском корпусе были как офицеры, так и частные лица с педагогическим образованием. Обучение велось по следующим дисциплинам: точные науки, правописание, строевое учение, гимнастика, танцы, музыка и пение, огородничество, сапожное и столярное мастерство, но главным предметом оставался Закон Божий. По такой программе ребята обучались два года, после чего без сдачи экзаменов отправлялись в Омск для дальнейшего обучения. Но если мальчишек брали на обучение из любых семей, то девочек в частное учебное заведение при кадетской школе принимали только интеллигентного происхождения.

С каждым годом воспитанников становилось всё больше, число желающих поступить в школу увеличивалось, а мест за партой становилось всё меньше. Таким образом, было принято решение учредить Хабаровский кадетский корпус. Позже благодарные кадеты и жители города говорили:

«Царь за 10 тысяч вёрст отсюда о нас думает, нам верит».

Главное здание, сохранившееся и по сей день по улице Тихменевской (ныне Серышева) было трёхэтажным, высотой 12,8 метра. Длина здания вдоль улицы — 10,6 метра, ширина — 21,3 метра. С восточной стороны располагались просторные комнаты, которые могли бы обеспечить всем необходимым целую роту в 100 человек: дортуары — личные спальные комнаты для каждого кадета, умывальные и уборные, столовая. Комнаты для занятий размещались на верхних этажах: кабинет рисования, ручного труда и многие другие. Строительство продолжалось вплоть до 1916 года, во время которого появились новые казармы, стрелковый тир, придомовая церковь.

Возрастной состав кадетского корпуса варьировался от 13 до 25 лет, поэтому в отдельное время они, как и любые другие юноши, любили подшучивать над преподавателями и девчонками, учёбой и жизнью в корпусе. Одной из кадетских традиций была «Звериада» — комическая песнь, отражающая нравы и события кадетского корпуса. Происхождение термина связывают с прозвищем младших кадетов либо, наоборот, начальства, воспитателей или преподавателей. Перед окончанием кадетского корпуса все шутливые замечания, выпуск за выпуском, записывались в одну книгу, тщательно скрываемую от начальства. Подобные стихи писали все кадетские корпуса России, и для многих они становились ценной реликвией.

«Ездят на собачеьй шкуре Хабаровцы на Амуре».

«Водку пьют, храня заветы, то Хабаровцы Кадеты».

После революции 27 февраля 1917 года в Петрограде в первых числах марта были получены первые телеграммы, извещавшие о перевороте. По приказу временной власти было необходимо передать знамя корпуса на утилизацию в Москву или же торжественно сжечь на плацу в присутствии солдат Красной армии. Но кадеты решили подменить освящённое знамя на тренировочное, которым пользуются кадеты знаменной группы во время обучения. Подлинное знамя спрятали в местной церкви, но под угрозой расправы директору корпуса пришлось подчиниться и выполнить приказ, и знамя исчезло из церкви.

После октябрьского переворота в ноябре 1917 года управление городом полностью перешло в руки к большевикам. Кадеты и офицерский состав отнеслись к ним враждебно, так как кадровых солдат забрали в строй Красной армии, а вольнонаемных мобилизовали. И уже в декабре кадеты бежали из корпуса в формируемые Белые отряды: кто в О.М.О. — Особый Манчжурский Отряд, кто к атаману Калмыкову.

Корпус просуществовал до 1 мая 1918 года, после чего местный совет депутатов постановил отослать детей к родителям, а сирот, родители которых погибли в Японскую и другие войны, передать в местный приют для беспризорных. Некоторых счастливцев взяли к себе сердобольные жители города, хотя были и такие, которые бежали в поисках приключений.

Насколько успешными были попытки белых отрядов отвоевать власть, можно судить по тому, как незадолго до того, как сбежать в Китай, атаман Калмыков изъял из хабаровского отделения Госбанка 38 пудов золота и тайно передал их японскому командованию. Это не спасло репутацию атамана, и в 1920 году он был застрелен при попытке к бегству из китайской тюрьмы.

Кстати, стоит упомянуть то, что, воспользовавшись переворотом в западной части Российской империи, через Владивосток на территорию Хабаровска стали проникать войска Японии, США и других стран. Многие армии интервентов поддерживали белое движение, но преследовали свои цели и не сотрудничали друг с другом. Зато методы «общения» с местным населением были общими – насилие над крестьянами и грабёж были повсеместно.

Расширить свои границы за счёт Дальнего Востока планировали все, но в итоге никому это, кроме большевиков, не удалось. И окончательно установившая красная власть в Хабаровске заставила покинуть Хабаровский кадетский корпус свой родной город и эвакуироваться в Приморье на Русский остров. Тем временем бои с Красной армией в Южно-Уссурийском продолжались до 1922 года.

Когда стало ясно, что большевиков уже не изгнать, было принято решение навсегда эмигрировать в Китай. 3-я рота была передана в Омский корпус родителям. Остальных же ждала судьба эмигрантов.

По пути в Шанхай было несколько остановок в Посьете, Гензане (ныне крупный портовый город Вонсан на северо-востоке Северной Кореи) и Симоносеки (Япония) и т. д. Кадетов разделили на роты и отправляли различными морскими путями.

При поддержке японской армии кадеты были снабжены провизией, водой и углём. Там же, в Гензане, японцы отправили 2-ю роту в Мукден (ныне Шеньян), где в феврале 1905 года произошло самое кровопролитное сражение за всю историю Русско-Японский войны. Путь был отнюдь не лёгким: некоторые кадеты жили в бараках, работали кочегарами на военных и частных судах. Были и трагические случаи: по пути в Шанхай из Гензана миноносец «Лейтенант Дыдымов» попал в жёсткий шторм и через несколько часов затонул со всеми, кто находился на его борту.

Стоит отметить, что основную помощь в эвакуации оказывал международный комитет, в который входили обыватели из Шанхая, как русские, так и иностранцы. Случались и другие чудесные спасительные истории. Однажды в японских газетах города Моджи появились статьи о прибытии русских беженцев. После этого «стали приходить люди самого различного общественного положения, и все они несли подарки: деньги, вещи, фрукты, сласти… Видя печальное состояние нашей обуви, одна фирма прислала кадетам 40 пар обуви на резиновой подошве. Детям присылали игрушки. Вечером всё это было строго учтено и роздано поровну, а деньги были выданы при высадке в Шанхае».(Из записок ротного командира корпуса полковника Николая Цесаревича Груздинского.)

Вскоре многие кадеты, прибывшие в Шанхай, продолжали обучение, несмотря на тяжёлые условия, в которых приходилось существовать. Занятия приходилось вести без учебного пособия, так как большая часть имущества корпуса была потеряна по пути к Шанхаю.

В 1924 году советская власть вытеснила кадетов из Китая, и бывший корпус переехал в Сербию. По прибытию все кадеты были распределены по корпусам: большая часть — в Донской корпус, чуть меньшая — в Русский кадетский корпус (Сараево), а самое меньшее количество кадетов попало в Крымский корпус.

«Почти два года жили в китайских фанзах в Мугдене, как потом нас, кадетов, снова переправили в Шанхай, где посадили на французский пароход «Портос», и мы очутились в Югославии вместе с моим верным другом Юркой Немковым, его уже нет в живых. Там по прибытии нашу братию снова расформировали: одни попали в Сараевский корпус, другие, в том числе и я, — в Донской. В Донском мы, молодежь, анархисты по натуре, не ужились с самостийниками. Повздорили. Тогда каждому из нас выдали по 200 динаров и путёвку на работу. Я попал на шахты. Вскоре сбежал в Белград. Голодал жестоко, но по молодости лет мало обращал на это внимания, всё надеялся, что скоро вернусь в Россию, и всё устроится».

Иван Мирзоев
кадет (строки-воспоминания — прим. ред.)

Он умер в 2008 году в возрасте 102 лет в Русском доме в Париже и был, возможно, самым последним из хабаровских кадетов. Последним желанием Ивана Николаевича на 100-летний юбилей было отведать настоящих сибирских пельменей и вернуться на остров Русский.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы