Русский марш: под флагом империи, которой нет

Почему русские, живя в России, вынуждены кому-то доказывать то, что они есть? Мы попытались разобраться в том, зачем нужен Русский марш, почему "имперка"– это символ национализма в России, и чего хотят истинные патриоты.
Текст: Артем Штанов
Фото: golovko.livejournal.com


Русский марш — это звучит глупо.
Где таджикский или, например, узбекский?

Я говорю с Костей: он организовал Русский марш. Трое других, подававших запрос в мэрию на проведение акции, к моменту её начала оказались за решеткой: один — за неоплаченный ГИБДД штраф, за что повязали двух других — непонятно.

У Кости есть доверенность, написанная как раз на такой случай. Представителя администрации Хабаровска и полицейских она не впечатлила — марш запретили из-за отсутствия организаторов. Сердобольный майор под напором толпы разрешил пройтись организованной толпой, без флагов, кричалок и митинга на кинотеатре «Дружба». Кажется, присутствующие восприняли это как победу и под конвоем патрульных и грузовика с ОМОНом направились по Амурскому бульвару в сторону вокзала.

Я прохожу мимо того самого майора, он говорит парню из администрации:
— Я что, буду запрещать? Мне оно надо? Иди сам запрещай.

Мы с Костей идём в голове колонны. Как такового авторитета у него нет: слишком разношёрстная публика. Предводителем он стал стихийно, и это явно не самая привычная роль для него, он нервничает.
«Я ничего не думаю. Так сложились обстоятельства: все три организатора куда-то пропали, — говорит Костя. — Хабаровск — не первое место, где такое произошло. Такое по всей стране происходит: во время мероприятия организаторы куда-то пропадают. В Биробиджане случилась подобная история: прямо перед маршем ребят забрали под предлогом, что они кого-то избили.»
Народ веселится: вдоль всей колонны снуют журналисты. Участники марша улыбаются прямо в камеры, большинство прячут лица в шарфы.
Лозунги заряжают редко.
Иногда, шествие напоминает лагерный конвой,
где разговаривать можно, только не очень громко.
«Знаешь, приезжим этим, им очень не нравится, когда люди выражают свои взгляды, символику носят, значки там. Они напьются, наедятся чего-нибудь типа насвая и говорят: ты националист, ты сволочь, и начинают драку. Приезжают полицейские —и всё. Если человек был социально активен, выражал свои взгляды — 282-ая статья. Потому что он один был, а этих было пять, например, и они все дружно в свидетели пойдут», — продолжает Костя.
«У нас же метод работы у полиции плановый: столько-то нужно по такой вот статье посадить, а вот столько — по другой, вот они и стараются.»
— Русские, вперёд! — кричат в колонне.
Всё начинается с нестройного хора, но уже через пару зарядов кричат почти все. Полицейские начинают нервничать и ещё не понимают, вязать или нет. Команды сверху нет. Они вообще сегодня достаточно лояльны и спокойны. Костя уходит вглубь колонны и что-то кричит, толпа заглушает крик и через несколько минут успокаивается. Он возвращается и рассказывает, что служил в армии и умеет говорить c толпой. Сил ему, кажется, придаёт вероятное попадание в обезьянник: в случае чего его возьмут первым.

Я ненадолго отстаю от головы колонны и пытаюсь понять, о чем говорят люди вокруг. Основная тема — отсутствие организаторов. Спрашиваю у идущего рядом парня с имперской нашивкой на рукаве, какая цель у этих всех организаций. Парень отвечает неожиданно чётко:

— Признание русских титульной нацией в России, ужесточение миграционной политики, введение визового режима с Узбекистаном, Таджикистаном и прочими.

Подходит Костя и подхватывает:

— Ещё — справедливое распределение финансов. На Кавказ дотаций идет по 50 тысяч на человека, а на Дальний Восток — три с половиной, кажется. А там и жить-то дешевле. И все знают, что это так, но всё равно ничего не меняется. У нас вообще много вопросов.

Пытаюсь перевести разговор на конфликты на национальной почве. Костя мнётся, не хочет отвечать, окружающие улыбаются. Последние пять минут рядом с нами идут несколько человек и снимают на камеру весь наш разговор.

— Ну, — наконец-то сдается Костя, — из-за границы приезжает очень много преступников. То, что русский человек совершает в основном по пьяни, они творят трезвыми. Представляешь, если они нажрутся?
Он смеётся.
«В 90-ые годы, когда совок развалился, что там творилось в Казахстане, Узбекистане — русских оттуда выгоняли, а теперь сами к нам приезжают, типа мы хотим с вами жить.
Нет, ну мы не против, ради рабочей силы там местами, но зачем?»
Какой-то мужик с российским триколором и несколькими передними зубами говорит:

— Надо, чтобы жили по закону. Приезжали по закону.

Люди начинают петь гимн России — и уже в начале второго куплета сбиваются.
«Наши методы — общественно-политическая борьба. Хабаровск — город небольшой, многие знакомы друг с другом, и мы знаем тех, кто предпочитает и другие, более жесткие методы. Но я против тех, кто, например, ходит и избивает людей других национальностей на улицах. Хотя, если за какое-то дело, то можно. У нас люди спортом занимаются, для этого они на тренировки ходят, весь негатив там оставляют. Потому что на улице чего добьёшься?
Был у нас недавно случай: нашли нелегала, звоним участковому, говорим: вот он, нелегал, приходите. А он не приходит. А кто знает, что этот нелегал делает или будет делать?»
Во встрече Русского марша ВКонтакте был лозунг: «Русский – значит трезвый». Отнюдь не все присутствующие похожи на суровых ЗОЖников: многие курят, у некоторых на лице следы вчерашнего вечера, в толпе идут разговоры «ну че, потом по пиву?» Спрашиваю, организатор морщится и нехотя отвечает:

— Мы пытаемся пропагандировать здоровый образ жизни. Сегодня вот парень пришёл, начал кричать что-то там, бухой был — мы его выгнали из колонны, сдали полиции. Я не могу отвечать за всех здесь, но мы стараемся уделять много времени пропаганде здорового образа жизни.

Мы подходим всё ближе и ближе к конечной цели марша.
— Ребята, а зачем вы здесь?

— Мы внимание хотим привлечь.

— Чьё и к чему?

— Правительства. Чтобы глаза на проблему мигрантов не закрывали.

— Ну, вот вы вышли, что изменится?

— Да ничего не изменится, — сбоку кто-то тихо говорит соседу.

Костя говорит, что у них тут не зигуют. Хотя, добавляет, выражать свои убеждения у нас законом не запрещено. Рассказывает:

— Мы как-то ездили с имперскими флагами по городу, и нам люди прямо на улицах зиговали. Но мы специально не бибикали и не моргали фарами, чтобы не подавать знак, чтобы показать, что мы не такие.
«Свастика, вот это всё — это старинные символы, славянские, индийские, персидские, ничего тут такого нету. Но мы решили не пугать общество и обойтись без них. Мы ветеранам благодарны, кстати, не хотим их расстраивать.»
Пытаюсь узнать, почему символ русского национализма — это флаг империи, ушедшей более ста лет назад. Кажется, чёткого ответа на этот вопрос нет. Кто-то мне рассказывает, что российский триколор — это бывший торговый флаг Российской империи и вообще под ним власовцы воевали.

— Ну что, просто взяли и взяли. Это идеология. Что-то должно нас объединять. Символы русского национализма — не только двуглавый орёл и имперка. Символ русского национализма — русский человек, интеллектуально развитый, физически сильный, социально успешный и с большой семьёй. Это символ той страны, которая должна быть. А не фотография Нового года на Красной площади, когда там куча иностранцев и просто страшно там появляться.
Русский марш закончился примерно так же, как и начался — сумбурно.

Взобравшись на скамейку, «независимый журналист» люстрировал оборотней в погонах. Бывший хабаровский смотрящий Владимир Податев по кличке Пудель рассказывал, как воевал с Ишаевым и Джемом и как надо получать правозащитные и казачьи удостоверения. Националисты фотографировались с флагами и рассуждали о произволе полиции.
Парень с вытатуированной на шее надписью «Русь» объясняет полицейскому:

«Имперский флаг — это бывшая символика страны. Его нет в списке экстремистских знаков.
Свастика запрещена, коловрат — тоже, это мы знаем. Ещё вопросы?»

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы