Архитектор о парке «Северный», социальных проектах и перезалитых фундаментах

Александр Крылов,
ведущий архитектор «ДАК», соавтор проектов жилого комплекса RicheVille на ул. Ленинградской, жилого дома «Крылья» на ул. Калинина, интерьеров арены «Ерофей» и других
Александр Крылов,
ведущий архитектор «ДАК», соавтор проектов жилого комплекса RicheVille на ул. Ленинградской, жилого дома «Крылья» на ул. Калинина, интерьеров арены «Ерофей» и других

Про строительство

В городе есть проблема: наши застройщики, они довольно узко мыслят. Вроде построил торговый центр — сдал в аренду, построил дом — продал квартиры. Внешний вид — это вообще не важно, лишь бы подешевле. Думать о развитии края, горожанах или социальной ответственности бизнеса — это, в основном, не для них. Были те, кто пытался создавать интересные площадки, проекты образовательных центров, еще чего-то. Мы их рисовали, делали эскизы, пилотные проекты. Из-за кризиса всё остановилось и дальше, мне кажется, не скоро возобновится.

Про иностранные инвестиции

В Хабаровском крае очень немного иностранных застройщиков. Это и плохо и хорошо: с одной стороны, они готовы вкладывать деньги в город и край, с другой — с ними очень сложно работать. Они довольно хитрые и немного безответственные. Перезалить фундамент два-три раза на стройке — это не такая уж и редкая ситуация.

Такая ситуация сложилась по одной простой причине — какое-то время у нас, здесь, в Хабаровске, хватало девелоперов. У компаний были деньги, они спокойно вкладывались и строили что угодно. А в кризис куча компаний быстро обанкротились и строить просто некому. А потребность в площадях всё так же есть, она не упала, это стабильный тренд. Люди как покупали квартиры или снимали офисы, так и будут, какой там кризис. Поэтому сейчас все и заговорили об иностранных инвестициях, азиатских застройщиках и прочем.

В долгосрочной перспективе неважно, кто строит: выигрывает город и горожане. Иностранные компании — они только строители, их задача — построить здание и продать. Они не хотят его дальше эксплуатировать или сюда переезжать и корни пускать. Азиатским компаниям очень выгодно у нас строить: проектные работы стоят относительно дёшево, а жилье — дорого.

Вот жилые комплексы Richeville — это же всё строят корейцы. К последнему комплексу (на ул. Ленинградской, — прим. ред.) мы разработали фасады, обсудили их с главным архитектором Центрального района. Они, конечно, всё равно колонны розовыми сделали, а не бежевыми, как в проекте, но тем не менее построили очень быстро. В целом — я за привлечение больших компаний из-за рубежа, для города это хорошо.

Про парк «Северный»

Наши ребята в парке делали пруды и колоннады. Эскиз уже был готов, нужно было это перевести в рабочую документацию. Я к этому отношения не имел и, честно говоря, сделал бы по-другому. Слишком всё классически — ротонды, колоннады. Это всё несовременно и довольно нефункционально.

Мне нравится, что в парке есть Храм Серафима Саровского. Он задаёт тон всему пространству — спокойствие и умиротворение. Я надеюсь, там не будет пьянок и дебошей.

В парке будут два «моих» здания — офисное здание и фитнес-центр. Для последнего, кстати, это очень хорошее место: Северный — большой район, перспективный, и вот таких инфраструктурных вещей там очень не хватает.

Естественно, я стараюсь сделать так, чтобы здания хорошо вписывались в нашу идею парка — колониальный стиль, дерево, единение с природой. Конечно, мне хочется, чтобы это задало стиль для всех остальных зданий в парке, чтобы было единообразие. Но от меня это не зависит совсем.

На этапе проектирования таких объектов делается так называемая «градпроработка». Это то, как архитекторы видят развитие объекта: что где будет построено, в каком стиле, какие растения будут высажены или срублены. Работает это только в «инфраструктурном» плане — на это смотрят, когда делают парковые дорожки, общую структуру пространства. А вот что и как будет построено в парке, как это будет выглядеть — мы на это особо повлиять не можем.

Процесс выглядит так. Ребята приходят и говорят: вот, у нас есть участок в парке, мы хотим построить такое-то здание. И ты проектируешь. Или не ты, а любая другая компания или архитектор. Что ты там придумал в проекте — это дело десятое. Решает собственник земли. Есть такие специальные люди — «районные архитекторы». Раньше они согласовывали архитектурный облик всех зданий, от них очень многое зависело. Было хоть какое-то понимание общего стиля. Несколько лет назад эту обязанность с них сняли. Теперь все строят как хотят.

Бывший главный архитектор Хабаровска (с 2000 по 2010 год — прим. ред.) Юрий Живетьев тоже очень жёстко все контролировал. Приходишь к нему, и если в проекте что-то не бежевое или не цвета слоновой кости — сразу отправляет куда подальше. Это, конечно, перегиб, но были хоть какие-то критерии.

Про проблемы

Когда мы начали заниматься парком, мы думали, что там может быть интересного. Там хотели сделать парк аттракционов, конный центр, всё что попало. Я предлагал перенести туда союз художников, архитекторов и прочих творческих людей. Построить им там отдельное здание и переселить. Тихое место, природа, рядом ТОГУ, где большинство из этих людей преподает — удобно же. Но в этом никто не заинтересован. У них же есть хорошее здание в центре города, зачем его отдавать.

Большая проблема в том, что делать такие проекты никому не интересно. Это всё полезно для города и района, его жителей, но это не слишком коммерческие проекты.

В 2011 году я принимал участие в создании парка за ОДОРА. Уже начали ландшафтные работы, прокладывание дорожек. Потом приехали военные и сказали, что у них тут стратегические сети закопаны, и всё, идите отсюда. А проект заказало правительство края. Я думаю, что никаких сетей у них там нет и они просто обиделись, что их не поставили в известность (реконструкция парка снова началась в прошлом году — прим. ред.). Вот так это всё работает.

Иллюстрации: 3D визуализации проектов Александра Крылова.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы