Основатель Artservatory Женя Мясникова — что такое бизнес для людей и зачем нам нужен Дальний Восток

В декабре прошлого года в городе открыли первый в Хабаровске центр современного искусства Artservatory. За полгода работы место стало точкой притяжения для художников, любителей кино и творческих людей. HLEB поговорил с основателем проекта Женей Мясниковой о том, что было до Artservatory, почему после открытия центра захотелось переехать, как менять город и зачем нужен Дальний Восток.

Женя Мясникова до открытия Artservatory

После университета я работала в двух компаниях. Первые шесть лет это была работа по специальности — инженер-технолог по работе с металлом. В моей первой компании мы делали витражи и ковку. Я работала именно с ковкой как дизайнер и человек, который создаёт эскизы, макеты, чертежи. Когда получила там всё, что мне надо, и даже больше, ушла в pr. Это была классная компания, там я проработала три года, организовывала мероприятия. Ещё некоторое время занималась этим после открытия Artservatory, чтобы не было резкого перехода, вдруг бы у меня получилось совмещать — но это нереально, и в марте я официально закончила там работу.

Всё это время я параллельно рисовала. В детстве закончила художку, а потом хотела поступить на дизайн архитектурной среды, но не прошла на бюджет. После университета был большой перерыв в рисовании — там у меня отбили желание к этому в принципе. И только в 2013 году я снова вернулась к творчеству. Попробовала тогда масло и теперь только им пишу. С открытия Artservatory пока тоже ничего не рисовала, но недавно вот купила холст. Сейчас мои картины иногда продаются, иногда что-то делаю на заказ.

Женя и две Насти: коллектив Artservatory

Сейчас Artservatory занимаемся я и две Насти. Настя Окладникова с самого начала помогала, и вот сейчас у нас появилась ещё одна Настя — Кушнарева. Пока нас трое, такой костяк. Я работаю в Artservatory всё время, беру какой-нибудь один выходной в неделю и всё. Пока мы не развернулись, чтобы как-то сократить оборот и не работать на полную. Надо ещё наращивать силы и мощности, поэтому сейчас дел очень много. Мы стараемся быть взаимозаменяемыми, я в основном планирую мероприятия, занимаюсь генерацией идей. А по выставкам мы совместно всё делаем, нет жёсткого распределения обязанностей, но подача задач идёт от меня.

Городские инициативы и «точки роста»

Сейчас в городе появляется много таких небольших инициатив: музыкальные вечеринки ребята делают, творческие маркеты. У нас активно развивается именно андеграундная сцена. Владивосток уже как-то вышел по уровню культуры из этого, а у нас сейчас то, что было у них лет семь назад: те же квартирники, рейвы.

Мне нравится [частный музыкальный музей] «Мир говорящих машин» — это такой пример людей «болеющих», которые вложили много сил и сейчас классно качают место. «Ремарка» молодцы, они свой маленький книжный магазин здорово развивают, мне их подход нравится. В Хабаровске вдохновляешься скорее не местами, а людьми. Тем, как они это делают.

Есть у нас художник Илья Воронцов, он запустил движуху с квартирниками, тащит эту особую атмосферу, подтягивает классных ребят. У нас, в принципе, много таких интересных маленьких бизнесов. Да та же [бьюти-бар] «Лунатека», которая наполняет место атмосферой.

Плюсы ещё и в том, что жить у нас действительно комфортнее. Во Владивостоке, допустим, ты понимаешь, что как пешеход ты просто там не можешь существовать — по центру можешь пройтись, а дальше уже никак. У нас город комфортнее именно для семейной жизни — всё сделано для такого образа. Хочешь больше движухи — поезжай во Владивосток. Но в Москве тоже очень комфортно жить и при этом много мероприятий, интересных людей и мест.

Переезд из Хабаровска

Каждый день задумываюсь о переезде. На самом деле, до открытия Artservatory у меня было чёткое понимание, что мне нравится город, такого прям рвения переехать не было. Но с открытием центра расширились границы. Это не значит, что я срываюсь сейчас куда-то. Я понимаю, что Artservatory нужна Хабаровску, во Владивостоке — не понятно пока, в Москве тоже самое не получится, там много центров, другой уровень, вложения. Я пока не выросла до такого.

Почему ты хочешь уехать?

Это география и какие-то климатические моменты, те же пожары каждый год. Это удалённость и недоступность. За последний год стало ещё хуже из-за того, что у нас отменили часть рейсов. Мы здесь обособлены, нам наоборот нужно давать возможность съездить на Запад, почерпнуть что-то и вернуться. Мне кажется, что это одна из главных причин, почему люди уезжают.

К тому же, когда начинаешь делать такие вещи, как Artservatory, в Хабаровске, они всё равно нацелены на небольшой слой общества. Здорово, что он есть, ему это надо, он этим вдохновляется. Но таких людей совсем немного. И как-то разворачиваться, делать ещё больше — у нас просто нет столько аудитории в городе. Я объективно понимаю, что Artservatory не станет той же «Плантацией», потому что это не кофе, которое человек пьёт каждый день, не вкусняшки, на которые люди подсаживаются. Но я хочу по максимуму всю нашу аудиторию привести сюда, потому что мы пока ещё не всех охватили.

Конечно, я хочу построить из этого прибыльный бизнес. Это со стороны может казаться, что ты делаешь красивую идею или тешишь себя тем, что делаешь для людей. Но это же самообман. Кто-то получает кайф от того, что делает что-то для себя, кто-то —  что делает для людей. Но в любом случае, чтобы получить кайф от своего дела, нужно получить средства к существованию. Просто открыться и благоговеть от того, что ты несёшь в массы классные вещи — это немного отдаёт лицемерием.

Пока у меня здесь много работы и планов. Я думаю, что нам до потолка далеко. Ещё не такая посещаемость, чтобы все по пятьдесят раз пришли, и им надоело.

Что должно измениться, чтобы ты тут осталась?

Мне хочется, чтобы вся движуха у нас не отставала от остального мира и от центров страны. Сейчас с Интернетом это вполне реально — подхватывать тренды и новые веяния. И в принципе, чтобы в городе всё это быстро реализовывать, а не ждать, когда это докатится, придёт с поездом. Догнать этот разрыв с Москвой, Питером, эти пять-семь лет. Чтобы город старался развиваться также по мероприятиям, уровню жизни, городской среде. В Москве люди уже спокойно на самокатах перемещаются по городу, а у нас на нём расшибёшься моментально.

Очень хочется, чтобы развивалось туристическое направление. Действительно, когда приезжают иностранцы, ты не знаешь, что ты им будешь показывать. Да, классно, что появился музей «Мир говорящих машин», ты ведёшь их туда, потому что таких мест всего три на всю страну. Потом на Ерофей свозишь их, и что дальше? Хочется, чтобы появились места, которые хотелось бы показать. Чтобы местные ребята делали классную сувенирку в Хабаровске, а не вот этих «летающих медведей».

Что для этого сделать?

Мы, например, сейчас ходим по городу и ищем места, где искусство бы соединялось городом. Есть пространства, которые художники расписывают и делают это не тайно, а целенаправленно вписывают их в городскую среду. Когда ты это видишь, то понимаешь, что город живёт, о чём-то говорит, что вокруг не просто бездушные здания. Не знаю, насколько это повлияет на восприятие города у самих жителей, как повысит уровень жизни. Но нам кажется, что это бы сделало город лучше.

Если посмотреть глобально, то эта проблема не решится, пока не будет децентрализации Москвы и Петербурга. Это сложно, но это произойдёт, только если здесь будут делать уникальные культурные кластеры, какие сейчас есть во Владивостоке. Так ДВФУ делает классные магистратуры или обучающие программы, из-за которых едут именно к ним.

Смысл в том, чтобы не всё строилось вокруг Москвы, и чтобы люди ехали сюда, не потому что здесь гектары раздают, а потому что здесь есть что-то такое, чего нет там. Чтобы всё не происходило только в одной части страны, а остальная оставалась деревней. В таких больших масштабах, как у России, должен быть баланс «Запада» и «Азии». Как в Штатах есть западное побережье и восточное, Нью-Йорк и Лос-Анджелес. Они не проигрывают друг другу, а находятся в равновесии. Тут вопрос в том, чтобы здесь создавалось не что-то второстепенное по отношению к Москве, а что-то своё, уникальное.

Если брать Владивосток, то там есть такие точки притяжения. Та же Мариинка, теперь не нужно ехать смотреть балет, он уже тут есть. Тот же Восточный экономический форум, на который приезжают люди и видят, как идёт жизнь за пределами Москвы, и ДВФУ — это вообще место концентрации новых идей и людей. Вот такие точки нужно создавать и в Хабаровске.

Развивать Дальний Восток тяжело. Зачем он нужен?

Здесь можно развивать экотуризм, например, чтобы люди хотели сюда приехать. Вот как мы хотим увидеть гейзеры в Исландии, так люди бы хотели приехать на Дальний Восток. И у нас есть такие места — Шантарские острова, про которые нужно рассказывать, открывать и запускать там туристический поток. На Дальнем Востоке нужно не просто землю давать, а создавать кластеры, создавать среду и условия, которых нет на Западе. Это могут быть какие-то центры, институты.

Мы в Artservatory хотим приводить азиатских туристов и показывать им местное творчество, современное искусство. Это колорит города, его настоящее, приезжие любят такое. Это очень важно — показывать им, что здесь большой потенциал человеческого капитала и природы.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы