«Позвали балетмейстера, балерину и заставили их пахать». Режиссёры  «Точки возврата» о своих фильмах

В минувшую субботу, 13 октября состоялся финал дальневосточного фестиваля игрового любительского кино «Точка возврата». Зрители оценили конкурсные работы со всего региона: картины начинающих режиссёров из Комсомольска-на-Амуре, Якутска, Владивостока, Анадыря и Уссурийска. HLEB поговорил с молодыми киноделами о съёмках их фильмов.
Никита Самойленко
Хабаровск, фильм «Шкура»

Фильм о том, как ребята собрались попить пиво в баре и решили снимать кино. И сняли его, несмотря на отсутствие опыта в области видео- и фотосъёмки. Если говорить про сюжет, то главной задачей было показать нелёгкую жизнь амурского тигра, проблему его истребления. Мы сделали аллюзию, создали персонажа. Он ни человек, ни тигр, этот персонаж — собирательный образ, ему одиноко. Мы сделали его одиноким, чтобы вызвать у людей сопереживание.

Сняли фильм очень быстро, за два дня. Но мы очень долго вынашивали идею, оттачивали её, отбрасывали много лишнего. В прошлом году у нас был фильм «Собеседование», и в нём было много лишнего. Первый блин вышел комом, и сейчас решили более серьёзно за это взяться, реально оценить свои силы и возможности.

Всё прошло легко. Вот насколько был сложным наш прошлый фильм, который мы снимали полтора месяца, все выходные монтировали, озвучивали — настолько легко был снят этот. Этот фильм мы снимали для себя, прошлый — для зрителя. Этот — работа над ошибками.

Валерия Созинова
Хабаровск, фильм «Щёки»

Сюжет такой: мужчина приходит домой к женщине, своей коллеге, на романтическое свидание. У них происходят всякие нелепые диалоги, после чего он, в результате распития алкогольных напитков плеснул ей в лицо вино и побежал к холодильнику за уксусом. Перед холодильником у него падает пистолет, а в самом холодильнике он обнаруживает человеческую голову. Конец.

Честно говоря, уже приходилось работать с подобными проектами, и впервые не было стыдно ни за что. Возможно, не хватило немного времени, потому что делали всё буквально в ночь перед закрытием заявок. Ну и не хватило взгляд со стороны. Уже потом нам друзья сказали, что концовку надо было делать подлинней, чтобы более детально показать реакцию персонажей. А вообще мы отлично провели время.

Фестиваль любительского кино, и мы могли себя почувствовать сценаристами, режиссёрами и так далее. Что изменил бы огромный бюджет? Да закатили бы пьянку максимум [смеётся].

Сергей Яковлев
Хабаровск, фильм «Спасённый»

У меня была конкретная история. Вообще я пытаюсь отталкиваться от реальных фактов. Снимали долго, ещё в октябре прошлого года. Планировали летом, но отсутствие оборудование передвинуло всё до октября, когда уже холода ударили.

На сцене у [железнодорожной] станции было много сложностей. Да её поиск был сложен. Нужно было найти красивую станцию, освещённую ночью. И такая — единственная в нашем городе, я про неё даже не знал — это станция «Амур». Я планировал снимать на «Юбилейной», но, когда мы уже были готовы, приехали ночью — а там ничего не горит, темно. Пришлось искать другую. Опять же, пришлось долго официально договариваться с РЖД, это был первый опыт, когда пришлось походить по кабинетам.

Первая сцена — это когда главный герой спускается с лестницы, уезжает поезд и идёт много людей. Это самая массовая сцена, нужно было организовать всех актёров, команду. А ведь все работают бесплатно, все любители, нужно было подстроиться друг под друга. Мы приехали — а там такой зусман [холод]: руки замёрзли, ветер пронизывает, и мы застряли там до двух часов ночи. И тогда все поняли, что будет нелегко. Всего туда ездили недели две. И часто мы «убивали» часов пять, чтобы снять два плана.

Мы приезжали с братом (он же помощник режиссёра) ночью и ждали для кадра поезд. Расписания нет, мы стоим, мёрзнем, ждём, когда он выглянет. А потом батарея в камере садится, а поезд как раз выглядывает. И таких историй полно.

Мы часто создавали магию из ничего. Например, в кадре с печкой — это была не печка. Это был ящичек, куда мы ставили свечки, зажигали, и они за один дубль сгорали. Приходилось каждый раз новые выставлять.

Юрий Чернюк
Комсомольск-на-Амуре, фильм «Мой бой»

Фильм изначально был длиннее в три раза: сначала я всё разжевал для зрителя. Но в итоге сократил, а люди всё равно поняли задумку — меня это удивило. Это фильм об увлечённых, фанатичных людях. Для посторонних людей увлечения других кажутся нелепыми, смешными. А для человека это свой мир. И часто его пытаются оттуда вытянуть. Но люди не понимают, что для других тот мир иногда более реален, чем наша обыденность.

Локации были разные — от административного здания до собственной квартиры. В дендрарии нас очень сильно грызли комары. Ты сидишь с камерой, а на тебе сидит куча комаров, но ты не можешь шелохнуться. Снимали четыре дня и очень долго монтировали, недели две. Было сложно из-за нехватки времени, и нужно было снять в одной локации три разных вида, как будто это три разных места. То есть мы снимаем и находимся в трёх метрах друг от друга, а в фильме показано, грубо говоря, что это разные концы города.

Получил много откликов от людей увлечённых: они поняли, о чём фильм. И даже звонили, жаловались, что их кто-то да тащит от своих увлечений.

Максим Едукин
Якутск, фильм «Айсберг»

Наша картина — о переломном моменте жизни человека, после которого восприятие его пройденного пути полностью меняется. Мы исходили от идеи. Нужно было найти универсальный способ передать этот момент, и я нашёл его в искусстве. Перед выступлением человек много работает, ему кажется, что это всё пресно и тускло. А после выступления всё пережитое звучит по-новому, и оно не так страшно, человек понимает цену, которую он отдаёт на сцене.

У меня есть убеждение, что искусство, в отличие от ремесла, задаёт вопросы и заставляет смотреть на что-то пережитое под другим углом. И когда я снимал, я опирался на эту мысль, чтобы взбудоражить эмоции зрители.

Снимали мы неделю, а постпродакшн занял где-то полтора месяца. Во время съёмок сложно было добиться [от актрисы] внутреннего состояния, когда мысли после или перед выступлением «дребезжат». На крупных планах я пытался гиперболизировать какие-то мелкие детали, на которые зритель не обращает внимания. Для этого позвали балетмейстера, балерину и заставили их пахать.

Павел Поляков
Владивосток, фильм «Обмани соседа»

Сюжет фильма рассказывает о человеке, который захотел стать счастливым на один день и пошёл ради этого на преступление.

Съёмки проходили в ускоренном режиме (актёры уезжали из города), длились два дня. Монтаж занял около трёх недель. Снимали мы в конце января.

Половина реакций, которые мы сняли — это реакции реальных прохожих на героя [по сюжету молодой человек сидит в центре парка, положив ноги на стол, и курит трубку]. 

Мы не обратили внимания на прогноз погоды, и ночью поднялся сильный ветер: температура достигала -35 градусов, когда мы снимали. Учитывая лёгкие костюмы героев, для нас это был очень интересный опыт в плане экстремальных съёмок. Каждые 10-15 минут мы убегали в соседнее кафе греться, потому что у актёров замерзал рот, и они не могли произносить слова. Тот момент, когда мы всё сняли, не был экстазом. Это было семь часов утра, и мы настолько замёрзли, что наши эмоции скатились к нулю.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы