hleb asia
Уехали за хорошей жизнью и нашли её тут. Как живут иностранцы в Хабаровске
Люди из США, Мальты, Аргентины и Нигерии делают здесь бизнес, получают образование и открывают месторождения золота и меди. HLEB узнал, как у них это получается
В прошлом году в Хабаровский край въехало 800 тысяч иностранцев. Что они тут забыли? Конечно, французы, американцы, аргентинцы не едут сюда на выходные. Основной поток туристов приходится на Восточную и Центральную Азию, а Дальний Восток России — не туристическая мекка. Но, оказывается, гражданам других стран здесь есть чем заняться. Мы таких нашли — и они, представляете, не из Азии.

В Хабаровске живут люди из Аргентины, Мальты, Нигерии и США. Они открывают здесь свой бизнес, получают образование, находят месторождения золота и меди. Говорят, работы тут много, и как один повторяют, какой у нас спокойный и комфортный город.

HLEB публикует истории четверых иностранцев, которые живут в Хабаровске. Два бизнесмена, студент и геолог рассказывают о переезде, холоде, стереотипах, красивых русских девушках, сравнивают ведение бизнеса в России и в других странах, делятся личным и вдохновляют взглянуть на город глазами иностранца — он не так уж плох, кстати.
Патрисио, 33 года, аргентинец
Приехал в Хабаровск в 2015 году. Учил русский язык в педагогическом институте (ПИ ТОГУ), получил диплом в институте экономики и права (ХГУЭП). После вуза вместе со своей женой открыл языковую школу. Сейчас он преподаёт там испанский и английский.

Аргентинец в Хабаровске
Когда люди видят меня на улице, они понимают, что я не русский. Многие думают, что я итальянец, другим кажется, что я таджик. Но все здесь очень дружелюбные, а когда узнают, что я приехал из Аргентины, то сразу начинают общаться.

До переезда в Хабаровск я думал о Канаде. Но на то, чтобы подтвердить там свой диплом, у меня бы ушло много времени и денег. В России проще поступить в местный университет. К тому же в Хабаровске не так много тех, кто говорит по-испански, а я носитель языка и могу учить людей. Поэтому проще было переехать сюда.

Возможно, здесь не лучшая экономическая ситуация, но деньги для меня не на первом месте — важнее природа, и здесь её очень много.
//
Мне, например, очень нравится зима. Когда я приехал в первый раз, шёл снег, и это было так круто. Я не боюсь холода: если у тебя есть хорошая куртка, то в чём проблема?
//
Я не понимаю, как русские это делают: они тепло одеваются, так как на улице холодно, но потом в этой же одежде могут ехать в автобусе. Я так не могу. Мне становится жарко. А вам — нет, у вас тело как-то контролирует температуру.

Для меня не так важно, как далеко Хабаровск от Европы или других туристических мест. У меня есть шенген, но я его даже не использую, потому что мне не нравится Европа. Там много проблем: нет работы, опасно. Здесь мне лучше. Тут у меня есть свой бизнес, я много работаю и не думаю о том, как я далеко от каких-то мировых достопримечательностей.
Как эмигрировать на Дальний Восток России
Чтобы жить и учиться в России, мне нужно было сделать РВП (разрешение на временное проживание в России — прим. ред.), и это был настоящий кошмар.
//
Сначала тебе говорят, что нужно два документа. Приходишь — оказывается, что уже три. За всей информацией отправляют на сайт, но там ничего нет. А зарегистрироваться на получение документов нужно только в определённое время — например, 1 декабря в 00:00.
//
И пока ты заполняешь форму на сайте и нажимаешь enter — список уже заполнен. И приходится ждать другого дня, заранее всё заполнять и ждать эти 00:00, чтобы получить номер.
Но когда в итоге ты получаешь все документы, появляется много возможностей. Я даже смог без проблем открыть своё ИП.

Русские vs аргентинцы
Первое время в России мне было непривычно здороваться за руку. У меня на родине обычно обнимаются, и я по привычке делал так же. Люди на меня странно смотрели, поэтому больше я так не делаю.
//
В Хабаровске самые красивые девушки в мире. Но, помимо этого, они ещё открытые и дружелюбные. В Аргентине если девушка чуть красивее других, то она общается только с теми, у кого есть деньги, а здесь все очень открытые.
//
А ещё аргентинцы всегда выражают свою позицию, в отличие от русских. Если им что-то не нравится, то они выходят на улицу и говорят об этом. Из-за протестов могут не работать какие-то специалисты, могут перекрыть дороги — это усложняет жизнь местным.
//
Аргентина красива, но только по телевизору. Когда ты живёшь там — это совсем другая страна. У нас сейчас там, как в России 90-х годов — кризис. Много криминала, проблемы с работой, финансами и так далее.
//
Я не очень скучаю по родине. Разве что по мясу, которое можно найти только там. В Аргентине производят лучшую говядину. Я пробовал её здесь — и мне не понравилось, какое-то оно тут тяжёлое для желудка. Пельмени вот вообще не могу есть, в них такое плохое мясо.
Филипп Танти, 35 лет, приехал из Мальты
Восемь лет назад Филипп приехал в Хабаровск к любимой девушке — и остался жить. За это время он обрёл семью, открыл итальянское кафе и полюбил дальневосточную природу.

Маленькая Италия в Хабаровске
Я приехал сюда лет восемь назад — и, конечно, не ожидал, что буду здесь так долго. Я встречался с девушкой, это была большая любовь. Она жила в Хабаровске, и я приехал посмотреть город, познакомиться с её семьёй. Когда я приехал сюда во второй раз, то уже окончательно влюбился в Хабаровск.

До этого я немного путешествовал, других городов почти не видел. И здесь мне показалось очень комфортно. Во-первых, я нашёл здесь свою семью, потом друзей, а теперь у меня есть дочка Скарлетт, ей уже семь лет, она ходит во второй класс.

Так как здесь мне очень нравилось, я решил остаться и открыть свой бизнес. Многие хотели, чтобы в Хабаровске была маленькая Италия со вкусным кофе, пиццей и пастой. Так и появилось L'italiano. Я планировал остаться лет на пять, но пока я здесь — и прошло уже восемь лет.
Главное — безопасность
Я очень люблю путешествовать. Я был в разных странах. Почему тогда Хабаровск, спросите вы. Сейчас я точно знаю ответ — безопасность. Вы здесь живёте и не обращаете на это внимания. Зато знаете, что дорого стоит нефть, продукты, жильё, что тут холодно — но всё это мелочи.

Самое главное то, что здесь можно спокойно жить. Дети тут растут в хорошей обстановке: они занимаются спортом, учатся в школе, потом идут в университет. Здесь нет плохих вещей: наркотиков, бандитов. Хабаровчане этого не замечают.
//
Сейчас я точно знаю ответ: самое важное — безопасность. Вы здесь живёте и не обращаете на это внимание. Зато знаете, что дорого стоит нефть, продукты, жильё, что тут холодно — но всё это мелочи.
//
Бизнесмен-иностранец
Некоторым иностранцам здесь стало сложнее из-за санкций. Но некоторым, наоборот, лучше. Потому что в последние годы появились госпрограммы. Они предлагают иностранцам приезжать в Россию и заниматься бизнесом — например, фермерством.
//
Русским дают гектары, а иностранцам — комфортные условия для бизнеса. Если ты хочешь печь хлеб, тебе дают спокойно работать несколько лет: налоги меньше делают, всячески поддерживают.
//
И в сфере агробизнеса в России небольшая конкуренция. Я знаю, что многие иностранцы поехали так работать — например, французы, итальянцы. На Дальнем Востоке я не знаю, но их много в Алтайском крае. В России есть всё: очень хорошая земля, растут овощи, можно делать вино.
Там +10, здесь −30
Конечно, я скучаю по родине. У нас очень много моря, я люблю наши традиционные блюда, язык, свою семью. Я никогда не забуду Мальту и очень её люблю. За последний год я был там три раза. Мне сложно сказать, где лучше. Там +10, здесь −30, да, есть разница. Но здесь мне дают возможность работать, люди добрые, отзывчивые. Когда я приехал, передо мною были открыты все двери. Поэтому сложно сказать, где лучше.
О берёзе
У меня есть любимые места в Хабаровске.

Первое — это набережная. Мне нравится там гулять с ребёнком, есть мороженое и играть.

Второе — это церковь. Я сам католик, поэтому люблю туда ходить. Мне нравится само здание церкви, там я наедине с собой, в тишине.

Третье — это природа. В Хабаровске красиво не только в центре, хотя многие так думают. Но нет. Я приезжаю с друзьями на природу и вижу её — землю.
//
Когда я только приехал сюда, мне показали берёзу. Сказали, посмотри на это дерево. Сначала я не понял, но потом увидел её по-другому. И это такое прекрасное дерево! Беленькое, с красивой листвой. Это непередаваемо.
//
Природа тут прекрасна. У меня на родине нет зелени. Когда я был маленький, я слышал, что в других странах мира есть леса. Но у нас их нет, и мне это казалось неважным. А сейчас, когда я вижу зелень, деревья, леса… Это так красиво — и очень значимо для меня.

На родине другая природа и город. Отдельно здание, отдельно асфальт, отдельно дерево. Говорят, что в Дубае красиво, но там всё искусственно. А здесь всё настоящее. И тут хорошая жизнь.
Кевин Обинна, 27 лет, приехал из Нигерии
Кевин живёт в Хабаровске уже шесть лет, учится на переводчика с французского и английского языков. После учёбы хочет уехать работать в Японию.

Четыре языка
Я приехал сюда, чтобы учиться в университете. У меня здесь был знакомый моего папы и училась сестра. Они помогли мне поступить. У меня на родине очень дорого получать образование в частном университете. Здесь мы тоже платим, но меньше. Моя сестра также отучилась здесь и уехала работать в Японию, там живёт наш папа.

Мне нравится моя учёба, как переводчиков нас хорошо учат. Мне не сложно в университете, но иногда, конечно, бывают трудности.
//
Получается, что я знаю четыре языка: английский, русский, французский и ещё родной язык. После обучения поеду так же, как сестра, работать в Японию.
//
О хабаровчанах и холоде
Мне нравится город, здесь добрые и общительные люди, спокойная атмосфера. Сначала мне казалось, что русские более строгие, серьёзные. Но потом я понял, что это только на первый взгляд. Когда они встречают меня на улице, то всегда подходят, разговаривают, хотят что-то узнать. Но это не всегда приятно: иногда у меня нет желания фотографироваться и общаться.
//
До сих пор меня удивляют пьяные люди на улице. Они подходят, что-то говорят. Я знаю русский, но при этом не понимаю их.
//
С холодами пришлось смириться. А что делать? Я приехал в октябре, и это было страшно. Но со временем я привык, просто теплее одеваюсь.
Иностранные студенты
С некоторыми иностранцами, которые учатся здесь, я контактирую. Но есть языковой барьер. Если они говорят на русском или английском, то мы общаемся, а если только, например, на корейском, то нам трудно понимать друг друга. Я общаюсь с ребятами из Китая и Кореи. Тут есть ещё студенты из Африки, а сосед мой по комнате так же, как и я, из Нигерии.

Из Нигерии многие уезжают в Россию — например, в Москву. Там учатся, а потом остаются работать. Чаще всего едут в Америку, Канаду, Англию или Россию — в основном в Москву и Санкт-Петербург. Мне понравилась Москва, но это очень шумный город, там очень много людей. Я бы не хотел там жить. В Хабаровске мне нравится больше, тут спокойнее.
Томас Боуэнс, 55 лет, сертифицированный профессиональный геолог, президент и главный исполнительный директор IG Copper LLC, генеральный директор ООО «Фортресс ДВ» и ряда компаний, приехал из США, родом из штата Западная Вирджиния
Томас приехал в Россию в 2005 году и поставил цель открыть три месторождения рудного золота и меди. За последние 13 лет ему удалось открыть два на Дальнем Востоке — их богатств региону хватит на десятки лет.


Геологоразведка и Дальний Восток
Я геолог, и мне привычно работать на месторождениях по всему миру. Минералам не важно, в какой стране находиться, всё это — Земля. Я всегда работал в геологоразведке, исследовал новые территории во многих странах мира: Америке, Монголии, Канаде, Мексике, Колумбии.

Что касается России, в университете я много изучал экономическую геологию разных стран.
//
Мой профессор однажды сказал, что российские недра содержат всю таблицу минеральных элементов, в экономическом эквиваленте подобных аналогов в мире нет.
//
Я всегда мечтал попробовать работать в России, но так как я работал не на себя, то мне пришлось убеждать членов совета директоров, что это перспективная территория. Я верил, что мы сможем найти здесь рудное золото и медь. В итоге за последние 13 лет благодаря усилиям нашей команды мы открыли два месторождения, которых хватит не на один десяток лет.
«Происки прессы»
Моя мама всегда волновалась, что я уехал так далеко. Остальные родственники со временем приняли моё решение. Когда я только начал путешествовать и работать по миру, большинство людей не понимало этого, особенно семья. Другие воодушевлялись и любили слушать истории о разных местах.
//
Мне нравится исследовать новое, и, несмотря на геополитические разногласия, я решился приехать первый раз в Россию в 2005 году. На родине все волновались за мою безопасность, это было и тогда, и сейчас. Но я рассказываю людям правду — что всё это происки прессы.
//
Американец в России
Сегодня все трудности я вспоминаю как необходимый и важный опыт. Первые годы было очень трудно, нужно было всё строить с нуля в незнакомой стране. Ушли годы на создание команды, понимание и налаживание связей.

Со временем многие стали воспринимать меня и мои компании всерьёз [Томас основал и возглавил ООО «Амур Минералс», ООО «Колымагео», ООО «Боуэн Минералс», ООО «Ист Сайбериан Голд»]. Мы заручились серьёзной поддержкой со стороны губернатора края, меня также поддерживают в «Дальнедрах».
Вдохновить местных специалистов
Хочется верить, что мы вдохновляем местных геологов на подобные открытия. Мы работаем уже больше десяти лет. Я держу своё слово, выполняю обещания, мои двери всегда открыты для сотрудников: мы вместе обсуждаем и решаем сложные задачи.

Я всегда готов к новым идеям, предложениям, ведь технологии не стоят на месте, ну, и мы должны развиваться. Мы приглашаем к себе студентов, для них полезны практика и опыт. Они пишут работы, дипломы на основе нашего золото-меднопорфирового месторождения «Малмыжское».
//
Коллектив у нас небольшой, я думаю, мы как одна семья. Я человек старой школы, мы люди другой закалки, привыкли работать на доверии и уважении, и я своим принципам не изменяю.
//
Мы геологи-исследователи: предвидеть — исследовать — открыть. В геологоразвеке много сложностей и рисков: мы изучаем месторождение, проводим все стадии геологоразведки и передаём его на отработку добывающей компании.

Эта работа в основном сезонная. Несколько лет мы выживали, старались находить деньги для сохранения коллектива и выполнения работ по условиям лицензии. Мы идём на риск, но то, что мы находим, даёт долгосрочный фидбек.
Об иностранных специалистах
У нас работают специалисты со всего мира. Они прекрасно разбираются в таких месторождениях, специализировались на медно-порфировых рудах в других странах. Есть вещи, в которых разбираются единицы — это настоящие узкие специалисты.

В Россию несложно привезти эксперта, нужно лишь правильно оформить документы и визу. К нам приезжают на работу люди из Монголии, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Америки.
Любимые места на Дальнем Востоке
//
На Дальнем Востоке я люблю сопки. Мне нравятся все места, где есть горы. На месторождении «Светлом» был очень красивый ландшафт и никакой инфраструктуры. Только человек и месторождение, которое нужно развивать.
//
Бизнес в России vs бизнес в Америке
В Америке не так развита бюрократия, как в России. Но для бизнеса там нужно прилагать больше усилий в плане получения всевозможных разрешений от правительственных органов по Окружающей среде.

Поэтому, с одной стороны, здесь вести бизнес легче, с другой — тяжелее. В Колумбии просто работать, но лицензию получить довольно сложно. Оптимальным местом для бизнеса была Монголия до недавнего времени. В России работать можно и нужно, здесь всё для этого есть.
Почему не говорит по-русски
Я не могу найти времени, чтобы выучить русский язык, хотя многих людей я уже понимаю. Я учил испанский и не использовал его, учил монгольский (работал восемь лет в Монголии — прим. ред.) и забыл его.
//
Сейчас половина нашей команды — люди со знанием английского языка, практически в каждом отделе есть англоговорящие сотрудники, плюс у нас в штате четыре переводчика. Я стараюсь изучить скорее язык камней, чем язык людей.
//

О целях
В мои планы входит открытие третьего месторождения. Скорее всего, это будет Камчатка. Я давно мечтал об этом месте.

Дальний Восток — это уникальное, неповторимое место на планете. Нет никаких сомнений, что подобные месторождения экономически выгодны и социально значимы для региона. Они могут обеспечить край золотом и медью и предоставить десятки сотен рабочих мест населению. И это лишь вопрос времени, как скоро горнодобывающая промышленность начнёт масштабную разведку региона.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы