Главные по хип-хопу: школе танцев «Резонанс» 20 лет

В середине 90-х годов в маленьком зале ДВГУПС благодаря энтузиазму нескольких танцоров родилась небольшая студия современных танцев. Спустя 20 лет десятки танцоров назовут ее альма-матер хабаровских уличных танцев и хип-хоп культуры города — там танцевали раньше всех и лучше всех. HLEB поговорил с основателями школы и теми, кто и сейчас продолжает двигать «Резонанс» вперед

Официальной датой рождения студии ее основательница Алёна Краснова называет 17 ноября 1996 года. Тогда прошел первый Фестиваль самодеятельного творчества студентов ДВГУПС, на котором «Резонанс» впервые выступил. Во второй половине 90-х студия была небольшим, стихийно образовавшимся коллективом, там собирались активные ребята для того, чтобы хорошо провести время: потанцевать, обменяться музыкой и редкими записями выступлений, которые нельзя было просто посмотреть на Youtube, ведь его еще не было. Местом притяжения стал тесный зал, выделенный ДВГУПСом, с заклеенными пленкой окнами, мокрицами и склеенными из разбитых осколков зеркалами на стенах. Но коллектив быстро рос, и житейские проблемы танцоров не волновали. 

Алёна Краснова — вторая слева в верхнем ряду, справа от нее — Владимир Гущин. 
Алёна Краснова — вторая слева в верхнем ряду, справа от нее — Владимир Гущин. 

В коллективе приняли за правило делать все вместе и сообща. Плохой зал обустраивали своими силами, так же шили на выступления костюмы — ведь купить в то время их было просто негде. После пяти пар все бежали на тренировку, которая была каждый день часов в пять. Личная жизнь танцоров того времени проходила либо внутри коллектива, либо отсутствовала — поглощенные жаждой творчества, по воспоминаниям участников, они были похожи на большую сумасшедшую семью.
Тогда же, в 1996 году в коллектив пришел Владимир Гущин, впоследствии почти на 12 лет ставший, как сейчас называют, его «креативным директором». Ради «Резонанса»  Владимир оставил все другие занятия и бизнес, полностью погрузившись в танцы. Алёна, в шутку называвшая Гущина Винни Пухом, считает его главной творческой единицей коллектива того периода — именно он придумывал и созидал, а строгая по характеру Алёна следила за всей хозяйственной и административной частью.

Алёна Краснова

«Можно ошибочно подумать, что руководить творческим коллективом — это только про искусство. Нет. Нам помогали именно управленческие навыки, организаторская жила. Меня многие помнят как строгую и часто недовольную Алёну, которая часто ругала, но сколько благодарности я слышала спустя годы, именно за то, что держала дисциплину и мотивировала расти вперед, быть еще лучше, чем вчера».

После шумных и насыщенных 90-х танцевальная среда Хабаровска 2000-х была похожа на пустыню. Экономические проблемы, вездесущая гопническая культура, повальное стремление людей к «нормальной работе» делали танцы непривлекательными — мало кто хотел тратить на это время. В коллективе наступил кризис, потому что творчество в «Резонансе» воспринимали не просто как хобби или увлечение второй половины дня, здесь пытались вывести его на новый профессиональный уровень. Но артистический менеджмент в России тогда находился на уровне местечкового личного опыта, и каждый второй норовил громко заявить: танцы — это несерьезно, а творчество — не профессия.

В какой-то момент студия стала напоминать выброшенную на берег и задыхающуюся рыбу. Как вспоминает Владимир, выход танцоры нашли в самих себе, в стремлении искать новое, учиться и развиваться. Сама собой формировалась самобытность студии, впоследствии притягивавшая к коллективу новых людей. Многие пришедшие тогда люди продолжают танцевать в «Резонансе» до сих пор, один из них — нынешний хореограф коллектива Resonance Family Денис Баранов.

Денис Баранов

«Я вырос в одном из поселков города, а там, поверьте, заняться было совершенно нечем. В 12 лет, отдыхая на море с родителями, на местной дискотеке я увидел парней, танцевавших на куске оргалита малоизвестный тогда брейк-данс. Я во что бы то ни стало захотел научиться так же. Этот заряд, какой-то новый огонь я привез с собой в Хабаровск и стал заряжать всех вокруг. В «Резонанс» я попал, сам того не понимая, на волне большой увлеченности хип-хопом. Там я познакомился с человеком, который буквально повел меня за собой — Владимиром Гущиным».

Примерно к 2005 году в коллективе родилась идея создать на своей основе школу. Причин было несколько: во-первых, студия требовала вложений, а просить их у вуза ребята не хотели — он и так безвозмездно давал помещение и свободу творчества, а во-вторых, требовались новые танцоры, найти которых в городе было невозможно. К этому времени «Резонанс» уже выработал свой собственный стиль, как сейчас вспоминает Гущин, не уступавший американским тенденциям, несмотря на то, что условия были несравнимо хуже. К 2005 году студия четко позиционировала себя в стиле уличных танцев. Тогда коллектив приглашали танцевать чуть ли не на все площадки города, и нужна была «новая кровь». Затея со школой удалась — через три года пришло учиться около 200 новых ребят. Забавно, что когда-то жесткий отбор новичков на курс хип-хопа не прошел нынешний руководитель «Резонанса» Евгений Демьянов.

 Евгений Демьянов

«В 2008 году я пришел в "Резонанс" совершенно случайно, и друзья сказали, что нужно идти к тренеру Илге — она самая крутая. Тогда в одной группе могли заниматься не более 20 человек, а претендентов было в разы больше. Естественно, не обладая тем опытом, который уже был у многих танцоров, я слился. Несмотря на эту неудачу, меня зацепило, и я решил, что просто обязан приложить максимум усилий, чтобы доказать, что я могу научиться танцевать. После был и брейкинг, и паппинг, хаус и хип-хоп, и, конечно же, локинг. Но я до сих пор благодарен Илге за тот мой урок жизни — сегодня ты можешь не быть в списках лучших, но со временем и опытом ты можешь добиться высоких результатов. И теперь я руковожу студией».

Тогда же, в 2008 году от дел школы окончательно отошел Гущин — Владимир принял решение развиваться дальше, идти вперед уже без «Резонанса», и переехал в Китай, где по-прежнему занимается танцами, хореографией и постановками.

В конце 2000-х «Резонанс» ждал новый виток — старые кабинеты коллектива, находящиеся в здании культурного центра ДВГУПС, ремонтировали, и около года студия, состоявшая из 18 групп, скиталась по всему городу. В одном из временных пристанищ в коллектив влилась Елена Братусь, нынешний инструктор школы и хореограф коллектива Resonance Family.

Елена Братусь

«Мой одноклассник увидел в автобусе объявление о наборе в группу хип-хопа. Это было в 10 классе, я к этому времени уже чем только не занималась — и спортивно-бальными, и легкой атлетикой, и волейболом, а до этого — музыкой. Я решила попробовать и поехала к ним — в страшный район Пятой площадки. На улице было уже темно, я долго блуждала в поисках ДК ТЭЦ, уже хотела не рисковать и вернуться домой, но тут произошло странное — я набрела на какой-то старый дом, напомнивший замок с привидениями из фильма «Каспер». Там играла музыка, я вошла и попала на урок к Алёне Бабичевой, тренеру, который вдохнул в меня новую любовь к танцу, которая не заканчивается до сих пор».

К тому времени «Резонанс» стал уже далеко не единственной школой, где танцевали уличные стили. Бывшие ученики взрослели и открывали свои собственные классы. Сейчас почти все существующие в Хабаровске школы так или иначе «выросли» из «Резонанса», оказавшего тогда огромное влияние. В коллективе к этому явлению относятся хорошо, новые школы — это новые соперники на конкурсах, новые друзья и новый опыт. Особенно популярны среди школ батлы — соревнования, когда одни пытаются перетанцевать других. По мнению Елены, они здорово мотивируют — после своего первого поражения она прогуливала школу и тренировалась в ДК с утра до вечера, оттачивая каждое движение.


В 2014 году Алёна Краснова оставила руководство студией и переехала в Краснодарский край по семейным обстоятельствам. На тот момент уже совершеннолетний, отметивший свое 18-летие «Резонанс» было кому доверить — руководить студией стал Евгений Демьянов, который, по мнению Алёны, сохранил дух старого «Резонанса» и был способен привести коллектив и школу к новым вершинам.

Сейчас «Резонанс» — это несколько ярких и светлых залов, в которых сложно представить былую разруху. Стены коридора, ведущего в них, увешаны грамотами и наградами, а полки за столом Евгения хранят альбомы фотографий с бесчисленных соревнований и выступлений. Но в первую очередь школа — это более 150 учеников и крепкая плеяда педагогов, почти все из которых сами выросли в коллективе. Один из них —  Денис Воеводин, который начинал танцевать в 2009 году и даже перевелся в ДВГУПС из другого вуза, чтобы быть поближе к танцам.

Денис Воеводин
Денис Воеводин

Многим нынешним ученикам школы сейчас куда меньше двадцати лет, например, Наташе Сапрыкиной — всего четырнадцать, а она танцует уже три года. По ее словам, «Резонанс» стал для нее вторым домом, школой и важным катализатором творческого роста. А это значит, что «Резонанс» продолжает свое дело — ставит музыку, под которую нельзя плохо танцевать.

Наташа Сапрыкина
Наташа Сапрыкина

Также в материале использованы фото Евгения Пасечникова и архив «Резонанса».

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы