«Мне это нравится». Как русская девушка работает проституткой в Южной Корее

Времена Сонечки Мармеладовой, которую на проституцию толкнула нищета, давно прошли. Сейчас в эту профессию идут не по острой нужде, а ради быстрых денег и удовольствия. HLEB поговорил с русской девушкой, которая работает проституткой в Южной Корее — о том, чем бизнес в этой стране отличается от нашей, как блокируют неадекватных клиентов и почему корейцы любят спать с русскими девушками.

Как организована проституция в Корее

В каждом городе Кореи [для проституции] есть отдельный сайт с закрытым доступом. Чтобы получить доступ к этому сайту, человек платит членский взнос, и ему дают свой логин и пароль. На сайте вывешены небольшие баннеры — и там по разделам размещены корейские девушки, филиппинские и так далее. Прикреплены их фотографии с коротким описанием.

Мне эта работа нравится. Мне нравится, что гости приходят именно к тебе. Они знают по фотографиям, как ты выглядишь, знают твой рост, вес — и, если их устраивает, они приходят. Они не могут вдруг уйти, не заплатив. Нравится, что гости здесь хорошие: нет никаких старых девяностолетних дедов, которых нужно развлекать — хотя бы потому, что эти деды, наверное, не умеют пользоваться сайтом.

Нравится то, что и для гостя, и для босса главное — чтобы тебе было хорошо. Если тебя попросили [сделать что-то непристойное], а ты говоришь: «Нет, мне это не нравится, гуляй» — то он гуляет.

У каждой девочки есть определённые пределы допустимого, эти данные написаны на сайте. У меня [разрешён] только обычный секс. У некоторых девочек вывешено, что «и в гриву, и в хвост» — и у них цена повыше. Корейцы наглые: даже если он знает, что нельзя, то всё равно спросит, будет уговаривать. Но когда говоришь категоричное «нет», то он понимает, что нет.

До насилия ни разу не доходило. Скажу больше: если в порыве страсти корейцы где-то что-то зацепили, задели, то сразу начинаются извиняться, всю тебя обцелуют сто раз. Никакого насилия в твою сторону нет, но иногда они просят насилие к себе — ударить, например. А к тебе корейцы всегда относятся очень хорошо, даже с определённым трепетом.

Каково это — работать проституткой

Рабочее время, в которое ты должна быть готова — макияж, укладка и так далее —  с двух часов дня до пяти утра. В это время, пока нет клиентов, ты можешь спать, можешь ходить гулять, можешь сидеть в кафешке и выпивать — вообще без проблем. Главное — быть на связи и всегда предупреждать. По поводу внешности — попросили быть с распущенными волосами, типа так красивее. Но это на моё усмотрение. Да, и ещё просят быть накрашенной. Какое нижнее бельё ты носишь, никто не докапывается.

У нас четыре ценника, зависят они от времени и от количества [половых] контактов. 40 минут — один контакт, стоит 120 тысяч вон (больше 7 тысяч рублей по курсу на момент публикации — прим. ред.). 60 минут — один контакт, 160 тысяч вон. 65 минут — это уже два контакта. Берут за это 200 тысяч вон. И есть 120 минут — это безлимит. Говорят, что должно быть не больше трёх контактов, но у меня однажды за это время пять раз вышло с одним [гостем]. За это платят 300 тысяч вон (около 18 тысяч рублей). Девушки всегда забирают себе половину. Самое популярное время — это 40 минут: вы успеваете и контакт совершить, и привести себя в порядок.

Мне пишут, что гость пришел. Я открываю и стою в дверях. Гость подходит ко мне, заходит в комнату. Я начинаю говорить с ним, спрашиваю его имя, его возраст, примерно в это время он даёт мне деньги. Дальше он идёт в душ (иногда мы принимаем душ вместе). Потом он проходит в комнату, мы ещё какое-то время разговариваем, а потом переходим к делу. Процесс всегда по-разному проходит. После того как мы закончили, он идёт в душ, потом я иду — и всё, он одевается и уходит.

Обязательно ведутся письменные «отчёты». Сначала мне пишут, что гость пришёл. Затем я должна отписаться, что он у меня, что он передал деньги. И ещё меня в течение отведённого времени несколько раз спрашивают, всё ли нормально.

Отсеивание клиентов здесь жёсткое. У меня один раз был гость — хороший, но под наркотиками. Его трясло, кидало, он просто не стоял на ногах. Никакого насилия, ничего такого, но он был под наркотой. Я написала об этом боссу, и он меня спросил:

— Ты видела наркотики?
— Нет.
— Он тебе предлагал?
— Нет.
— Как ты поняла, что он под наркотиками?
— У него эмоциональное состояние было нестабильное.

И этот гость был заблокирован.

Есть гости, которые приходят пьяные в [стельку] — таких тоже блокируют. Если он хочет осуществить какие-то свои желания, несмотря на запрет — его тоже блокируют.

Почему корейцы любят русских проституток

В сравнении с русскими проститутками кореянки холодные, как лёд. Корея очень маленькая, девушку в любой момент могут узнать — поэтому фотографии у неё размазанные, общения с гостями минимум. Да и вообще кореянки сами по себе холодные женщины. Они не могут подделывать эмоции: например, не могут стонать, как будто им нравится, если на самом деле им не нравится. Они в телефоне сидят, когда их [имеют]. Никакой чувственности нет.

Сами корейцы объясняют свою симпатию к русским тем, что мы более горячие, более страстные, мы целуемся и всё такое.

Мы делаем им какие-то комплименты, ведём разговоры по душам… Они приходят к нам как к девушкам без обязательств, которым платят деньги. Правда, в 90 процентах случаев приходится имитировать [оргазм].

Корейцы все разные, и разговариваем мы о разном. В основном я его спрашиваю о его работе, а он меня — о том, кто я и откуда. Но мы не обсуждаем, что ему нравится в сексе, а что нет. Лучше я спрошу, какая музыка нравится. Мы можем включить эту музыку, если он стесняется — а корейцы иногда [попадаются] очень стеснительные. Некоторые приходят сюда за первым сексом — естественно, такой гость стесняется вдвойне, сильно краснеет и всё такое. Ты его обнимаешь, целуешь в щёчку — в общем, создаёшь тёплую обстановку, расслабляешь его.

Разница между российской проституцией и корейской

О проституции в России у меня немного информации, но моя знакомая работала проституткой в Подмосковье. Насколько я знаю, паспорта там никто не отбирает, девочки приходят и уходят по собственному желанию. Они сами выбирают время работы — например, три дня в неделю и только в определённые промежутки, и именно на это время ей ставят клиентов. Но в России девочки работают в основном не в апартаментах, а на выезд: в саунах, отелях и так далее.

Это две совершенно разные проституции: когда пришли к тебе, и ты у себя дома, а они у тебя в гостях — или когда тебя заказывают на выезд, и ты не знаешь ни места, ни людей. Вторая ситуация более стрессовая.

У меня в Корее был выбор, где работать: в отеле или в апартаментах. Я выбрала отель: живу здесь и тут же работаю. Выездов здесь нет, потому что это опасно. Главным образом потому, что проституция в Корее, как и в любой стране, нелегальна — и когда ты на выезде, то вполне вероятно, что тебя могут хлопнуть [правоохранители]. Для босса это невыгодно, потому что ему придётся искать новых девочек и нести убытки.

Я так думаю, в России ты никогда не уверена в том, что у тебя будет нормальный гость. Много русских отшибленных на голову, и насилие тоже возможно. Сутенёр, конечно же, узнав о таких случаях, увидев какие-то синяки и ссадины, решает эту проблему: блокирует клиента, доплачивает девочке. Никто тебя не отругает за то, что ты подвергалась там насилию и не захотела это терпеть. Но такие случаи бывают. А то, что на этом [насилии] настаивает босс — такого нет. Ну, насколько я знаю.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы