Опыт: как работает логопед

В рубрике «Опыт» HLEB разговаривает с анонимными представителями разных профессий о том, как они делают свою работу. В сегодняшнем выпуске один из немногих логопедов-мужчин Хабаровска рассказывает об учебе в женском коллективе, нетерпеливых родителях и о том, как найти подход к любому ребенку

Я работаю в городской детской больнице на логопункте. Устроился я в больницу, честно говоря, случайно и по знакомству, но очень этому рад. Меня всегда интересовала медицина, но в мед пойти не удалось. Когда я искал работу после вуза, я все время смотрел детские сады, школы и различные детские центры. Про больницу я даже и не задумывался, потому что в универе нам вбивали, что мы именно педагоги и в медицинских учреждениях нам делать нечего. В муниципальные детские сады и школы я идти не хотел, потому что на учебной практике увидел, что зарплата не оправдывает объем и сложность работы. А если искать по коммерческим центрам развития детей, то там вообще всё печально, если у тебя нет опыта, а откуда он у выпускника вуза?

Как я уже сказал раньше, хотелось пойти в мед, но не судьба: химию я практически не знаю. У меня был выбор идти либо на психолога, либо на логопеда. Мне нравится работать с детьми, и в тот момент на мое решение повлияла знакомая (логопед-психолог), которая выпустилась буквально перед моим поступлением, и рассказала все аспекты обеих специальностей. Именно тогда я решил поступить на логопеда. Я не только был единственным парнем в группе, но единственным парнем-логопедом! А на всем факультете количество парней можно было пересчитать по пальцам двух рук.

•••

Поначалу меня очень сильно цепляло отношение преподавателей, которые про меня забывали и говорили всей группе такие фразы, как: «Девочки, слушайте!», «Так, девочки, нам нужно…» и так далее. Исключением были только мужчины-преподаватели. Но потом я понял, что из этого можно извлекать пользу и относиться к этому с юмором: когда говорили девочкам что-то делать, я просто сидел и зевал. Когда меня спрашивали, почему я сижу, я отвечал: «Вы же сказали девочкам делать, а мне никакого задания не давали». И вообще, нахождение в женском обществе помогло лучше понимать некоторые аспекты психологии прекрасного пола. К концу четвёртого курса про меня уже никто не забывал. Все преподаватели научились говорить: «Девочки и …!»

Мои ожидания при устройстве оправдались. У меня хорошие наставники, которые мне помогают. На практике быстро учишься, навыки отрабатываются, а новые знания идут большим потоком. Единственное, чего я не ждал на работе — так это большого количества бумажной работы. И, конечно, у всех на работе бывают специфические трудности, меня это не обошло стороной.

Работа логопеда не такая легкая, как кажется на первый взгляд, и большинство родителей удивляются, когда узнают, как много всего нужно сделать с их чадом, чтобы научить его произносить всего лишь один какой-то звук.

И вообще, работа логопеда заключается не только в том, чтобы научить ребенка произносить правильно звуки. Логопед учит детей раннего возраста (до 3,5 лет) говорить, если речь отстает от возрастных норм. Помогает детям поставить правильное дыхание, развивает общую (движения тела, ориентировка в теле и пространстве) и мелкую (движения пальцев) моторику, развивает словарный запас, развивает фонематический (различение звуков частей речи, необходимое для понимания речи) слух, учит изменять слова по падежам, именам и числам. Также есть особые нарушения чтения и письма, которые тоже исправляет логопед.

Если рассказать все специфику моей работы, то это будет лекция часа на четыре. Мне очень сильно помогает то, что я работаю в медицинском коллективе: я могу благодаря записям врачей узнать причину нарушения речи у ребенка, что позволяет лучше разобраться в проблеме и предоставить более квалифицированную помощь.

Работа с детьми требует железных нервов и не просто терпения, а долготерпения. Потому что ребенок не понимает, зачем мама привела его к этому логопеду и для чего мы занимаемся всякой ерундой. Чаще всего я слышу от детей: «Я лучше поиграю на планшете!» К детям нужен особый подход, в особенности к маленьким (1,5-3 года). Если пятилетний ребенок будет выполнять за тобой различные упражнения всего лишь за возможность выбрать конфетку из баночки «Монпансье», то для маленького ребенка это вообще не стимул! С маленькими детьми нужно играть, практически сюсюкаться, а для меня, парня, это сложно, потому что я к такому не привык. Одно дело — когда к тебе ходит маленький мальчик, с ним ты можешь и машинками поиграть, и динозаврами. Но если приходит девочка, тут нужно подключать весь свой творческий потенциал.

Был у меня случай. Пришла ко мне мама с двухлетней девочкой — и тут я стопорнулся! Как мне с ней играть? Что вообще делать? При разговоре с мамой выяснилось, что девочка обожает играть с посудой, что-то готовить. Как я был этому рад, потому что сам обожаю готовить. И вот, на занятие она принесла свои игрушечную посуду, а я из пластилина слепил продукты. Контакт завязался сразу, и на протяжении двух месяцев занятий «готовки» из «кокона» молчаливой и стеснительной девочки родилась общительная и сияющая принцесска. Маминому счастью не было предела. И вот именно эта радость, эти сияющие от счастья лица родителей — основная причина, почему мне хочется помогать детям.

Но в каждой работе есть свои проблемы, и моя основная проблема — это родители. Я не имею в виду родителей, которые действительно хотят помочь своим детям и стараются выполнять все рекомендации логопеда. Я про тех родителей, которые не желают видеть проблемы у ребенка, те, кто в штыки воспринимает логопедическое заключение специалиста. Те родители, которые не хотят ждать результатов и прилагать усилий для того, чтобы помочь своему малышу. Вот основная проблема всех педагогов. Многие родители хотят, чтобы результат появился через одно-два занятия, а это невозможно ни при каких условиях. Либо же просто хотят спихнуть на плечи специалиста своего ребенка с его проблемами, лишь бы бедных родителей оставили в покое.

•••

Работать логопедом мне нравится. Нравится помогать людям, особенно если видишь положительный результат. Видишь радость на лице ребенка, когда у него получилось хотя бы просто выполнить одно маленькое упражнение, которое до этого он выполнить не мог просто физически. Нравится разбираться в самой проблеме нарушения речи у детей, докапываться до мельчайших подробностей. И ещё мне очень нравится, что по законодательству ставка логопеда — всего лишь 20 часов в неделю. Конечно, это мало, поэтому я работаю на 1,5 ставки. Но фактически логопед работает все лишь по 4-6 часов в день, и у меня еще как минимум полдня свободно. Выходя с работы, понимаешь, что у тебя еще полно времени, которое ты можешь посвятить своим увлечениям.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы