«Ощущаешь, что "большой брат" следит за тобой». Хабаровская рок-группа о фестивале «Нашествие»

В Тверской области с 3 по 5 августа проходил ежегодный музыкальный фестиваль под открытым небом «Нашествие». Это серия концертов, на которой вот уже 19-ый год регулярно собирается огромное количество фанатов рока различных направлений. В этом году на  поле Большое Завидово собралось более 200 тысяч любителей живого звука. Также к двум основным сценам «Нашествия» добавили ещё одну — сцену «Высоцкий», на которой выступали участники одноимённого фестиваля. Среди них — прошедшая отборочный этап хабаровская группа «Молодой». HLEB поговорил с участниками коллектива о выступлении, бойкоте события популярными группами и будущем народного праздника.
Игорь Антоненко
Соло-гитарист и бэк-вокалист группы «Молодой»

Мне 28 лет, другим участникам группы около двадцати, и для некоторых из нас сама возможность съездить в какие-то гастроли по местным городам — уже очень круто. И точно никто не думал, что будет когда-нибудь выступать на «Нашествии». Никто из группы не представлял, что вообще поедет туда просто посмотреть выступления других из наших краёв. А выступать там — это мечта. Да и наверное это мечта любого нормального, адекватного рокера, особенно с наших дальневосточных краёв.

Я думал, что там (на фестивале) всё немножечко иначе. Я прекрасно понимал, что не так много народу будет перед сценой, потому что конкурировать с главной сценой почти нереально. И ещё, среди зрителей было слишком большое количество пьяных. И я так понимаю, для них музыка совсем не первоочередная тема.

Много людей там знакомятся, общаются, пьют вместе. И это, наверное, основная фишка [фестиваля]: музыка — только составляющая часть атмосферы знакомств и дружбы.

В целом, фестиваль неплохо организован. Немного странно было по звуку, потому что некоторые коллективы даже на главной сцене звучали тише, чем другие. Было ощущение, что в первые дни организаторы пытаются не сжечь оборудование.

Публика нас хорошо встретила. Её было не так много, человек 100-150. Вроде даже были неплохие комментарии к прямой трансляции с выступлений. Я смотрел запись нашего же выступления и был сильно недоволен, мы сыграли плохо. Можно оправдываться сколько угодно, но не стоит. У меня жуткая затяжная депрессия [от этого]. Во-первых, жива мысль «а дальше то чё?». Во-вторых, есть ощущение, что был потерян серьезный шанс. Шанс, пусть даже не пройти в следующий этап фестиваля «Высоцкий. Фест», а просто быть замеченными. А наше выступление не показало ни уровень группы, ни возможности. Не знаю, почему так.

Ещё сыграло свою роль, что мы очень долго летели на место. Сутки провели в Иркутске. Мы шли по центральной улице в пятницу вечером, встретили мужика, спросили, куда можно сходить. Он предложил клуб Metal Hail. А это то самое место, где решили выступить Starkillers. И вот, приехали из Хабаровска в Иркутск послушать хабаровских ребят. Наш ударник там упал и сильно повредил ногу. И это своеобразный героизм: человек выступал на «Нашествии» с почти сломанной ногой.

То, что они отказались, это их выбор, я их прекрасно понимаю [речь о группах, которые отказались выступать на «Нашествии» из-за связей сотрудничества организаторов с Минобороны РФ]. Я не могу сказать точно, не пообщавшись с людьми, это пиар или это какие-то убеждения. Это то же, что и не читать бумажные книжки из-за страха, что их изготавливают, вырубая деревья. Но их будут вырубать в любом случае без тебя. Музыканты отказались, а армия РФ такая: «Бли-и-и-ин. «Порнофильмы» отказались выступать. Придётся прекращать работу». Но это [отказавшиеся] молодые коллективы, им есть где выступать, собирают они порой больше, чем артисты с главной сцены.

Фестиваль развивается, людям он нравится. Для тех музыкантов, которые там никогда не были, это отличная цель. У тебя есть мысль, что ты можешь попасть на «Нашествие». И эта мысль делает тебя лучше.

Олег Павленко
Бас-гитарист и бэк-вокалист группы «Молодой»

Попасть на «Нашествие» было моей мечтой с тех пор, как я взял в руки гитару. Каждый год смотрел записи, трансляции с фестиваля. Когда нам только объявили, что мы попали туда, у меня был шок.

Возле сцены во время нашего выступления было немного людей, но все хлопали, поддерживали, было классно. Я не особо доволен выступлением. Были проблемы по звуку, по крайней мере у меня. 

На фесте было очень много пьяных людей. Порой по обочинам были раскиданы люди. Может быть, конечно, они не были пьяны, а просто резко устали и упали на траву. На фестивале я ожидал другого. Куча мусора возле сцен с утра. Огороженная площадка у главной сцены вся была усеяна банками пива и бычками. У артистов с фестиваля «Высоцкий. Фест» был свой палаточный городок за сценой. И там не было дичи, там всё было цивильно.

Когда ты стоишь в центре толпы, у тебя складывается такое впечатление, как будто ничего особенного не происходит. На Дальний Восток редко приезжают очень крупные артисты, а там — сборище крутых музыкантов. Но толпа воспринимает всё это как-то слабо. Кто-то отрывается, но общая атмосфера совсем не праздничная. И ты сам невольно попадаешь под всеобщий настрой.

У меня от «Нашествия» остались двоякие ощущения. Я следил за ситуацией с Минобороны. Группы, которые отказались, — это мои любимые группы. И по моему мнению, организаторы «Нашествия» поступили не особо правильно. Изначально информация об участии Минобороны была другой. Военную технику показывали, но я на это выступление не ходил. Военных было не так много, больше было охраны.

Этот фестиваль безусловно нужен. Это крупное событие для музыкантов и для любителей рока. Это праздник, который даёт шанс прорваться молодым коллективам.

Виталий Кондорович
Вокалист и гитарист группы «Молодой»

От фестиваля я ожидал с точки зрения организации большего. Например, для зрителей нет смысла покупать обычный билет: он сильно ограничивает передвижение по площадкам. Обычные билеты не позволяют выйти за периметр фестиваля (обратно не пустят), а вот ВИП-билеты дают возможность прохода ко всем сценам.

Организаторы перестали видеть в «Нашествии» народный фестиваль, скорее старались извлекать максимальную денежную выгоду. Это ощущалось везде: от цены на еду и алкоголь до объявленной бесплатной социальной воды за 150 рублей.

На сцене «Высоцкий», где мы выступали, не было должной предварительной настройки групп. У некоторых коллективов, в том числе у нас, были неправильно настроены мониторы. Приходилось петь вслепую. Не было возможности заранее выйти на сцену, чтобы посмотреть, есть ли там место для передвижений, общения со зрителями. Что ещё поразило: организаторы не просчитали, сколько займёт времени два дня выступления групп. Сначала объявили, что каждая группа играет пятнадцать минут, потом это время сократили до десяти. То, как добирались до места музыканта — отдельный разговор: все были очень измотаны. С другой стороны, мы побывали на фестивале, осуществили одну из своих мечт, это в этом смысле остались только позитивные эмоции.

Публика на выступлении была хороша. Могу сказать, что на фестиваль едет строго определённый контингент: они знают, зачем приехали, и колбасятся под любую музыку. Люди принимают музыкантов активно, горячо.

Я думаю, что музыка не должна быть причастна ни к политике, ни к экономике. Музыка должна быть социально-ориентированной. Как только она становится инструментом, она перестаёт быть прекрасной. То, что некоторые музыканты отказались ехать из-за присутствия сотрудников Росгвардии — это их личное дело. Я отмечу, что мною не было замечено ни одной драки, хотя народ был, мягко говоря, нетрезвый. Считаю, что очень важно на подобных мероприятиях знать, что безопасность обеспечивается достойно.  

Я читал разные отзывы о фестивале. Большинство из тех, кто уже бывали на нём, замечают, что фестиваль становится сугубо коммерческими. И в этой ситуации пропадает ощущение, что ты приехал увидеть свет российской рок-интеллигенции. Я думаю, что сейчас фестиваль себя ищет. Большая часть зрителей — люди старше 35 лет. Это говорит о том, что многих людей туда тянут воспоминания. И многих этот фестиваль разочаровал. Может быть, появятся новые зрители. Хотя я не вижу, чтобы к культуре русского рока кто-то прививал молодёжь.

Виктория Мешалкина
Саксофонист и клавишник группы «Молодой»

Не верится: года четыре назад я смотрела трансляции с фестиваля на компьютере, а сейчас сама еду туда выступать. В первую очередь, это большая честь и возможность вообще там выступить. Ещё и возможность увидеть много других музыкантов, которые повлияли на мой музыкальный вкус, послушать их, вживую увидеть.

Я планировала послушать новых ребят, хорошо выступить. В общем-то, так всё и получилось. Разве что я ожидала, что организация будет немножечко получше.

Публика встретила довольно-таки хорошо. Наверное, в Хабаровске мы собирали и побольше людей, но эта публика отрывалась под нашу музыку, и их эмоции передавались нам — самим хотелось отжигать, чуть ли не прыгать со сцены. Видно, что людям это интересно, несмотря на то, что на двух других сценах проходили выступления знаменитых групп. 

Мы могли бы выступить лучше, есть небольшое недовольство. Один из жюри сказал, что мы были в числе претендентов на победу. Меня лично всегда гнетёт, что ни клавиш, ни саксофона почти не слышно со сцены.

Было жаль, что не поехали некоторые группы, которые я хотела услышать. Я не особо ввязываюсь в такие темы. Вокалист группы «План Ломоносова» Александр Ильин говорил, что конечно можно отказаться от выступлений, но можно ведь и высказать свой протест прямо в дуло стоящих рядом танков. Когда я приехала на фестиваль, я не обращала внимание на всё это [присутствие военной техники]. Я приехала послушать музыку. Окей, кому-то это не нравится, но ведь фанаты ждут свои музыкантов, им важна в первую очередь музыка. С другой стороны, ходишь [по площадкам] и ощущаешь, что «большой брат» следит за тобой. Потому что везде много людей в форме, и это давит.

Я думаю, что в целом на фестивале нужно больше давать дорогу молодым. Это хорошо, что до сих пор выступают и опытные и известные группы, но нужно продвигать и новые коллективы. 

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы