«С такой подачей вали подальше». Slovo DV — о рэп-баттлах, грязи и очищении

Культура рэп-баттлов в представлении многих— это про оскорбления и поливание грязью. Это и так и не так: разумеется, смысл действия намного глубже, чем можно себе представить. Организатор рэп-баттлов Slovo DV Марк Брагин провёл в Хабаровске, как это говорится, крайнюю внетурнирную встречу под названием Timeout 2, устроив пять битв один на один. Шеф-редактор HLEB Полина Овчаренко зафиксировала состояние этой культуры в нашем городе накануне отъезда того, на ком сейчас всё держится.

У всех здесь есть свои ники. То есть псевдонимы. Например, основатели проекта Slovo — Антон Mr. Hyde Белогай и Сергей PLC Трущёв. Это часть их имиджа в публичном пространстве. Мы знаем кучу артистов с псевдонимами: они придумывают себе новые имена и встраиваются с ними в шоу-бизнес. Но Mr. Hyde и PLC — это особый случай. Они не просто начали устраивать рэп-баттлы в масштабе всей страны: они адаптировали в России мировую культуру, отличную от всего, что было до этого.

Можно сказать, что в этой культуре есть место для каждого, но это не так. Не все поймут этот формат, не все видят смысл в том, что два человека, смотря друг другу в глаза, изрыгают поток нецензурной лексики — и видят в этом какой-то кайф. Я сама не понимала, пока не пришла.

«Щас не будет баттла, чуваки, щас будет подумать»

Участники пишут тексты для своих выступлений сами — в этом и смысл проекта Slovo. Здесь больше простора, чем в поэзии в классическом понимании этого слова, но творить совсем не легче. Потому что каждый твой текст — это борьба: с оппонентом, с системой, которая тебя окружает, с самим собой. Баттл — это всегда битва, и неважно, реальная она, танцевальная или музыкальная. Ты должен поразить противника.

Андрей Бекренёв
гость Slovo DV

Творчество имеет место быть вообще в любой интерпретации. Если чувак прибивает свои яйца к Красной площади — значит, он что-то хочет показать этим. Поэтому я не считаю, что люди пытаются здесь [на Slovo] кого-то унизить, показать, что они лучше в чём-то. Мне кажется, что такая площадка — это форма выражения. А если она агрессивная или слишком непонятная — ну, это такой аспект творчества. Каждый его по-своему трактует, по-своему понимает.

Оппоненты не всегда обращаются только друг к другу. Это посыл к аудитории — причём и к той, что находится в зале, и к той, которая посмотрит потом ролик в интернете. Это, в конце концов, обращение ко всему миру. Участники баттлов говорят о том, что им надоело в этом мире, что они хотели бы изменить. Про таких ещё говорят, что у них «тонкая душевная организация».

Марк Брагин
официальный представитель Slovo на Дальнем Востоке

Во-первых, это возможность выплеснуть свои негативные эмоции. Кто-то ходит грушу бить — а можно сделать это иным способом. Во-вторых, это творческая реализация: ты ищешь другой подход [для самовыражения]. Да, пускай творчество направлено преимущественно на уничижение оппонента, но это тоже можно делать либо изысканно и лаконично, либо прямолинейно и тупо — как, например, это происходит в американских комедиях. Это, в том числе, работа над слогом: есть некоторые парни, которые владеют рифмой так, как дай боже, если бы владел хотя бы один поэт. Я не знаю ни одного поэта, который бы рифмовал, как топовые MC — как бы я ни уважал многих из них.

«Тяжело растить траву, а твоим родителям — растить овощ»

Но, конечно, в первую очередь на баттлах люди выступают друг против друга. Это воплощается в физическом смысле: как они стоят, как через глаза заглядывают в душу, как орут прямо в ухо, сокрушая противника. Для участников это такой способ самоочищения.

Лозунг Slovo изначально был о том, что это баттлы без музыки, без минусовок — только слово. Люди выходили один на один, у них был свой рот, своё туловище, возможно, какой-то реквизит — но никакой музыки.

Марк Брагин
официальный представитель Slovo на Дальнем Востоке

Но встреча Timeout 2 начинается не с классики, а с баттлов под бит. Толпе это идёт на пользу: она раскачивается под ритм музыки, становится шумной и даже чуточку агрессивной — то, что здесь и нужно.

За последний год этот формат стал самым популярным: людям то ли несколько поднадоело слушать [баттлы] просто в тишине, то ли нравится некая музыкальность. Сейчас баттлы на битах являются более популярным форматом, чем акапельные — хотя это вообще классический вариант рэп-баттлов.

Марк Брагин
официальный представитель Slovo на Дальнем Востоке

У всех здесь есть свои ники. Встречу начинают А. П. и Wild White, у них баттл под старые биты — всем знакома эта музыка, она заводит толпу, настраивает на то, что сейчас будет мясо. Кто победит — тоже решает толпа: ведущий называет их ники по очереди, а зрители шумят. А потом голосуют в интернете.

Следом в формате BPM выступают T-RAM (Артём Новожилов) и KIT (Никита Горшков). Никиту пришли поддержать две девушки, и они поначалу не очень хотят лезть в толпу, которую снимают камеры.

«Я уже была здесь один раз, вернулась только из-за друга, чтобы его поддержать. Я этого не понимаю, чисто с другом пришла», — говорит Лера.

«А мне нравится вся эта атмосфера: как люди реагируют на всё, как исполнители себя позиционируют. Классно», — отвечает ей Саша.

«Ты нормально ведёшь баттл, но в баттле ведёшь толпу за нос»

После двух баттлов под бит наступает время акапельных поединков — без музыки. Последним в этой схватке проявляет себя сам ведущий. Против него выходит Кирилл Тихомиров — NTTL (Неттл). Он откровенно наезжает на Марка — вроде как ему надо выбрать какую-то одну роль: или проводить баттлы, или выступать на них.

Я пару лет был в стагнации, не мог написать вообще ничего — ни одного стиха, ни одного рассказа. Ничего из меня не лезло. А потом наткнулся на несколько баттлов, начал смотреть их. Я не знал об их существовании до 2015 года, хотя они с 2012 в России официально. Посмотрел, меня прикололо. Потом я узнал, что в Хабаровске проходит отбор, подумал: «Почему бы и нет». Написал заявку, подал — и как-то всё закрутилось. Бывший организатор Slovo Хабаровск, ныне Slovo Дальний Восток — Дима Капранов — стал главой всего Slovo, после того как его основатели покинули проект. Здесь ещё оставались люди, которые хотели баттлить — нужно было, чтобы кто-то их организовывал.

Марк Брагин
официальный представитель Slovo на Дальнем Востоке

И он отвечает NTTL — на правах организатора, не скрывая этого. Ему есть чем гордиться: он взял в свои руки управление этой машиной, он делает то, что городу нужно. Его выступление надо видеть: Марк возражает оппоненту громко и агрессивно, но при этом тонко и даже изящно. Жаль, что он лишает город возможности регулярно наблюдать за собой вживую: в сентябре Марк переедет в Москву.

Несмотря на то, что я уезжаю, я не собираюсь закрывать проект и не собираюсь бросать над ним контроль. Самая главная проблема в наших маленьких городах — это маленькое количество людей. Большое количество талантливых ребят уезжает на запад. Найти в Питере баттлеров, целую сотню, не составляет никакого труда. Найти 20 сносных в Хабаровске — это уже проблема. Осенью мы планируем два больших отбора, от них зависит, что будет дальше со Slovo DV.

Марк Брагин
официальный представитель Slovo на Дальнем Востоке

У всех здесь свои ники. Их придумывают для звучности, для узнаваемости, иногда — для того, чтобы скрыться за ними. Но в конечном счёте любой, кто сюда приходит, обнажает свою душу. Она, как оголённый провод, бьёт током всех вокруг — и по-другому не бывает, когда речь идёт о чём-то очень личном. На это надо отважиться.

У всех здесь свои ники. У Марка его нет.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы