«Мама до сих пор называет меня тамадой». Иван Засухин — о том, как работает ведущий в Хабаровске

Иван Засухин выпустился из вуза всего год назад, но уже стал одним из самых популярных ведущих Хабаровска. Он работал на сценах школ и ночных клубов, театров и баров, для представителей власти и для воров в законе. HLEB пообщался с Ваней о работе ведущего — как он из несерьёзного юноши стал взрослым парнем и чем отличается плохой клиент от хорошего.

О том, как всё начиналось

К работе на телевидении и на радио я всегда тянулся, была идея фикс — поступить в театральное. Когда в школе, классе в седьмом-восьмом, я занимался в центре детского творчества «Радуга талантов», то начал там репетировать чтение стихотворений. Параллельно в театре мы тоже репетировали стихи, прозу, басни. На одном из каких-то чтений меня заметили и предложили провести дебаты — знаете, такие дурацкие школьные дебаты, типа «Наркотики — зло». У меня был такой серый костюм, блестящий, с широкими штанинами — в общем, ужасный. И фиолетовый галстук, который мне казался нереально стильным. Туфли такие лаковые, заострённые — ухх. Потом в школе мне предложили провести мероприятие на День учителя. Помню, как я выходил на сцену с трясущейся планшеткой… И так получилось, что я начал развивать себя на сцене, вести мероприятия.

Потом меня заметили в управлении образования, начали привлекать на какие-то мероприятия там. Поступил в Политен (Тихоокеанский государственный университет — здесь и далее прим. ред.), случайно ляпнул, что могу вести мероприятия — чтобы меня хорошо приняли. И меня стали привлекать как ведущего. Одно мероприятие шло за другим, я начал показывать результат, люди увидели, что у меня это хорошо получается. Оттуда пошли другие мероприятия — сначала регионального, затем федерального масштаба.

О свадьбах

Мама до сих пор называет меня тамадой. К свадьбам я пришёл совершенно случайно, потому что понимал, что это заработок. Когда мне сказали, сколько можно заработать, я ответил: «Да ладно?» И обратился к своему знакомому, у которого было своё агентство — Андрею Караванову. Я тогда уже был на радио «Европа плюс» ведущим, уже работал на «Даль-ТВ ТНТ». Это был второй курс Политена. Андрей мне объяснил, как он работает, рассказал какие-то базовые вещи о свадьбах — и я стал вести. Это был 2015 год, то есть я веду свадьбы всего лишь третий сезон, но их уже очень много.

Популярным ведущим я стал из-за других событий — не из-за свадеб. У моих коллег очень много свадеб и юбилеев в этом сезоне — у них чуть не каждая пятница и суббота закрыты. Но у меня эти дни заняты другими мероприятиями. Например, в эту пятницу — открытие нового фитнес-клуба, до этого — корпоратив, благотворительный забег и так далее. За неделю я провожу пять мероприятий, из них в лучшем случае парочка — это свадьбы.

Мне нравится работать с командой профессионалов. У нас, к сожалению, свадебные ведущие определили другой формат. Раньше были агентства, к которым обращались за свадьбой — помимо того, что условная тётя Тамара с большой открыткой могла её провести. Но затем другие ведущие подумали: «А я же могу взять всё это на себя! Тогда на свадьбу точно возьмут меня». Они ставили ценник в 25 тысяч рублей — и за пять часов работы сами тебе всё делали: сами проводили встречу, сами организовывали утро жениха и невесты, сами ставили диджея, аппаратуру. И сейчас такие есть — хотя по факту они не должны этим заниматься.

У меня правило по жизни: каждый должен заниматься тем, что он умеет, тем, что у него получается хорошо.

Я понимаю, что у меня хорошо получается вести мероприятия, и зарабатываю этим себе на жизнь. Но организовывать у меня не получается. Поэтому я люблю работать с командой профессиональных организаторов. Я люблю, когда есть сценарий, хотя бы какой-то сцен-план, какие-то рамки заданы. Понятно, что мы все творческие люди, но я считаю, что легче творить в определённо заданных рамках. Есть определённые роли — и ты в них работаешь, раскрываешься, как можешь. А организатор берёт всё в свои руки — и мне не нужно думать о том, какой сейчас интерактив провести, приехала музыкальная группа или нет. Я думаю только о своей работе и делаю её хорошо.

Сценарии я вообще не пишу: я не сценарист, а исполнитель. Если мы говорим про свадьбы, то у меня, условно говоря, есть пять часов, по которым я раскидываю активности. В мою работу входит проведение каких-либо игр, конкурсов — модно говорить, интерактивов, а то конкурс у всех сразу ассоциируется с бутылочкой и шариками.

Кстати, однажды я такое проводил — на корпоративе на радио. Я был в роли очень плохого ведущего: проводил конкурсы с шариками и с карандашиком, который надо опустить в бутылку. Вы вот смеётесь, а для этого реально нужно мастерство!

О клиентах с коврами на стенах

Такого не было, слава богу. И вот почему. Как-то раз одни молодожёны приехали на одну из наших баз отдыха и сказали: «Мы хотим провести у вас свадьбу и хотим, чтобы ведущим был Иван Засухин». Им сказали: «Вы знаете, Иван очень дорогой, не надо его брать — возьмите лучше нашего ведущего, он подешевле». И молодожёны в это поверили. После этой ситуации я понял, что вокруг меня сложился образ стильного, модного ведущего, который берёт много. С одной стороны, это плохо — я же простой парень, все меня знают. А с другой — я понимаю, что это отфильтровывает от меня заказчиков с коврами на стене. А вообще я могу взять за свадьбу недорого, скажем, 20 тысяч рублей — например, в четверг или воскресенье. Я не жлобяра какой-нибудь.

Бывает так, что клиент тебе не нравится, но надо поработать. Недавно у меня была встреча: я прихожу и понимаю, что, видимо, свадьба устраивается наскоряк. По-хорошему её делают хотя бы месяца за четыре, в идеале — за полгода. И вот, сидит этот мужик — такой серьёзный, глаза постоянно прячет. Сидит невеста — моя одногодка примерно, и мама её рядышком. Поначалу они более-менее улыбались, а потом глаза потухли, они начали как-то непонятно реагировать на меня. Я говорю: «Вам не нравится — так вы скажите». В общем, они сидели с такими кислыми минами, что я вышел и подумал: «Не дай бог, чтобы они на меня согласились». Потому что сам чувствовал напряг.

Однажды я вёл юбилей для бывшего бандита. А уже через неделю я работал для краевого управления полиции. То есть сначала поработал для зла, потом для добра сразу. Реально, всего неделя была между мероприятиями.

Я вёл свадьбы «по залёту» — когда все гости понимают, для чего это делается. Был на свадьбах, где гости невесты настроены против гостей жениха, и это прям видно и чувствуется. И это такая ужасная энергетика: ты понимаешь, что тебе ещё пять часов для них работать и стараться делать хорошо, потому что если что не так — кто урод? Ты урод.

О других мероприятиях

Почти все крупные организаторы, с кем я сейчас работаю на мероприятиях, узнали обо мне благодаря клубу «Доберман» (Ваня и там работал ведущим — в основном на тусовках). За это я благодарен, потому что у меня появилась большая аудитория в соцсетях. Но от меня отворачивались потенциальные заказчики, потому что они видели во мне юношу, прыгающего на сцене — и это сыграло очень плохую шутку со мной, потому что этот образ было необходимо развенчивать. Сейчас, благодаря медиахолдингу «Губерния», люди видят спокойного, уверенного парня, который говорит об актуальных событиях, у которого с речью всё в порядке. Плюс мне повезло совершенно случайно съездить во Владивосток и поработать с местным организатором мероприятий. Меня увидели другие организаторы, в том числе в Хабаровске.

Я понимаю, что хочу развиваться на телевидении, становиться крутым ведущим. Владимир Лозовой (ведущий программы «Новости на «Губернии») очень крутой. Вот это я понимаю — телеведущий, на него я равняюсь.

О главной составляющей любого мероприятия

Мне не нравится, когда человек сам не заинтересован в том, что он делает. Когда это для какой-то галочки: свадьба — для родителей, корпоратив — потому что так надо. У меня одно из главных правил для ведущего — не публика для тебя, а ты для публики. Ты пришёл работать для них, они должны получать удовольствие и чувствовать себя звёздами.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы