Преподаватель о марксизме, «блатных» и пользе ЕГЭ

Каждый год студенты переживают множество стрессов: меняются процедуры, учебные планы, проходит желание учиться, а ему на смену приходит желание сменить специальность, вуз, город. HLEB поговорил с потомственным преподавателем с многолетним преподавательским стажем о том, каким образование было раньше и что мы имеем сейчас

На моем веку можно провести аналогию трех периодов динамики образования: первый — до семьдесят пятого года; второй — после семьдесят пятого до девяносто первого; последний — с момента развала СССР по сегодняшний день.

До семьдесят пятого года в институт поступали только способные к учёбе студенты. Я бы даже сказал, созданные для учебы. Они действительно стремились и старались. То поколение студентов было более подготовлено. Они поступали, учились, и делали это очень хорошо — в основном на пять баллов.

Второе поколение повернулось обратной стороной. Почему так? Люди стали жить лучше и начали считать, что их дети должны учиться в вузах. И по всему Советскому Союзу начали поступать не только умные дети. Половину потока занимали, скажем так, «блатные», или платники. Ребенок из такой семьи, закончив школу, многого не знал, но все равно стремился поступить. Решали всё родители. Причем абсолютно всё. Поток студентов вырос, что вынудило государство увеличить количество вузов, а следовательно, возросло и количество учебных мест.

Третье поколение — самое сложное. Здесь в каждой семье родители считают, что их ребенок — самый продвинутый вундеркинд на свете, а раз он один такой единственный, значит, обязан закончить институт. Почему так?

Во-первых, одной из причин стало разрешение на открытие коммерческих вузов — это взбаламутило многих родителей. Если ребёнок не смог поступить в государственный вуз, значит, сможет пойти в коммерческий на ту же специальность. И никаких вступительных экзаменов: пришел, сдал документы, заплатил денежку — и готово. Таких случаев было запредельно много. Чуть позже, после двухтысячного года, коммерческие вузы стали уходить на второй план и постепенно сокращаться, потому что уже не могли отвечать аккредитационным требованиям. На сегодняшний день их число сократилось процентов на семьдесят.

За последние десять лет студенты очень сильно изменились. Это связано, например, с тем, что они стали черпать информацию из интернета. Сейчас интернет вообще стал основным кладезем информации. С ранних лет у детей есть доступ к компьютеру. И вроде это хорошо, но, если такого школьника в конце одиннадцатого класса спросить, сколько книг он прочел за жизнь, он скажет: «Ни одной». Интернет — вещь полезная, но дети в основном используют его только для развлечений.

Начитанный ребенок всегда сможет в чем-то разобраться и без гугла.

Другой фактор — школьники полностью уверены, что гарантированно будут учиться в вузах. Главная проблема — ЕГЭ. Нужен он или нет? Когда ЕГЭ еще не был обязательным для всех выпускников, абитуриенты обязаны были сдавать вступительные экзамены в вузах. На мой взгляд, лучше сдавать ЕГЭ. Раньше из тридцати человек поступали только семь-восемь. Тогда отбор был более серьезный, но это была совсем другая система. Процветала семейственность, выручали знакомые и взятки. Получалось, что большинство студентов опять же поступало по блату. ЕГЭ же позволяет попасть в любой вуз своими силами, если ученик прилежно занимался и действительно хотел поступить.

Единственный и большой минус: из-за ЕГЭ резко сократилось количество бюджетных мест. Перестала работать конкурсная основа — многие родители начали готовиться к оплате учебы своих детей. И на эти места попадают все. Я еще не видел такого, чтобы абитуриента, подавшего документы на внебюджетную основу, не зачисляли.

Образование стало доступно почти каждому. В последнее время в вузы приходят всё более слабые студенты. За них даже выбирают родители, куда поступать, на какую специальность и так далее. Подают документы в три-пять вузов, думая, что из ребенка получится хороший врач, и хороший инженер, и хороший юрист, и вообще инспектор Гаджет. Лишь бы поступил, лишь бы являлся студентом, получил диплом и горячо этим гордился. На деле, когда человек начинает учиться, он чувствует, что эта специальность ему вообще не подходит. В нашем вузе ежегодно наблюдается такая практика: около двухсот человек бросают университет или перепоступают только потому, что ошиблись в выборе специальности.

До 1991 года вся система подготовки студентов строилась на марксизме-ленинизме. Коли руководила партия, значит, вырабатывалась единая система преподавания, но об этом даже говорить не стоит.

После развала Советского Союза строилась новая система образования. Когда убрали партию, моим коллегам было тяжело перестроиться. Какая-то часть ушла с преподавательской деятельности — до распада было большое количество дисциплин, тесно связанных с социализмом, а теперь они потеряли актуальность. В любом случае, основная часть профессорско-преподавательского состава сохранила прежний состав. Все самостоятельно занимались переподготовкой, потому что новая система образования требовала нового подхода. Было сложно, пришлось заимствовать зарубежный опыт. Благодаря нему коллектив стал совсем другим. Лично мне перестроиться было не сложно.

С приходом новой системы образования появилась новая проблема — преподавателям приходилось готовиться к учебе гораздо больше, чем студенту.

Преподавать сейчас очень сложно. Всегда нужно искать что-то новое, новое и еще раз новое. Теперь нельзя работать по отлаженной, шаблонной системе, которая процветала раньше.

Других проблем я не вижу. Проблемы в отношениях с кафедрой/деканатом/студентами создают сами преподаватели. Это зависит только от него — какой он человек, такие и отношения. Преподаватель может быть необщительным, злостным, нечистоплотным — бывают и такие. И если такой человек не может выстроить нормальных или хотя бы рабочих отношений как со студентами или коллегами, он (в большинстве случаев) уйдет сам. Повторю еще раз: все остальные проблемы преподаватели создают себе сами.

Отношения должны строиться по обоюдной схеме: студент-преподаватель и наоборот. Сейчас в студентах меня страшит их неподготовленность, узкий кругозор и неразвитое мышление. Но это не самое страшное. Самое страшное, что каждый студент хочет жить без каких-либо проблем. Зачем какие-то проблемы, когда их могут решить родители? Полная безответственность. Отсюда вытекает плохая дисциплина и откровенный пофигизм. Современного студента ничего не интересует — ни новые знания, ни происходящее в стране (а происходит очень многое). Они живут одним днем.

У студентов есть несколько качеств, которые я уважаю. Первое — когда студент пришел в тот вуз, в который хотел. При таком раскладе он будет по-настоящему учиться. Второе — самодисциплина и ответственность. Третье, и самое главное — стремление познать. Если студент не будет стремиться к вышеперечисленному, это и не студент вовсе.

Многие студенты, будучи неподготовленными, идут на всевозможные ухищрения, чтобы сдать сессию. Если студент добросовестно готовился и реально учился в течении семестра, он всё спокойно сдаст. Сейчас активно действует бальная система, где можно набрать баллы для получения автомата. Помимо всего прочего, преподаватели видят знания и стремление каждого студента и относятся к старательным более лояльно. Многие мои коллеги уже заранее знают, какую оценку поставят студенту на экзамене.

Не бывает так, чтобы студент, который ничего не делал весь семестр, за неделю до экзамена осваивал дисциплину.

Студенты применяют все формы и методы шпаргалок. Некоторые преподаватели делают вид, что не видят шпаргалок. Некоторые действительно их не видят. Лично у меня такого нет. Ни шпаргалок, ни телефонов — вообще ничего. И все сдают.

Самое главное — правильно рассадить студентов: нужно посадить всех за первые парты. Это исключает возможность списать. Если посадить одного студента на Камчатку, а второго — в Магадан, обязательно кто-нибудь да спишет. Невозможно уследить. Я всегда предупреждаю студентов, чтобы они не пытались списать. Говорю им так: «Вы можете писать шпаргалки, можете изучать шпаргалки, можете даже приносить шпаргалки, но если приносите с собой — выкладывайте на стол и тяните билет. Может, за шпаргалки я и накину полбалла». У студента, написавшего множество шпаргалок, многое отложится в голове.

Вообще, чтобы хорошо сдать сессию, нужно изучать дисциплину немного глубже, чем этого требует программа. Мне очень приятно, когда все студенты успешно сдают мои зачеты и экзамены. Но самое приятное, что может быть — когда студент идет работать по той специальности, на которую и учился. Это самая большая благодарность любому преподавателю.

В материале использованы фото: Francisco OsorioZEISS Microscopy.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы