Опыт: как работать репетитором

HLEB продолжает знакомить читателей с внутренней кухней разных профессий. В сегодняшнем выпуске частный репетитор рассказывает о детях богатых родителей, недостатках разницы в возрасте и концентрации внимания

Я выбрала репетиторство в качестве дополнительного заработка, потому что мне казалось, что это просто. Ты пришел на полтора-два часа к ребенку домой (да, я хожу по ученикам, а не принимаю у себя дома), объяснил ему всё, дал кучу заданий, а сам в это время сидишь и листаешь ленту во ВКонтакте или залипаешь в «Пикабу». Но эта работа ничуть не легче других. В чем-то даже тяжелее.

Я занимаюсь со школьниками русским языком и литературой. Учитывая то, что в вузе я два года изучала обе эти дисциплины углубленно, в начале третьего курса считала себя готовой к объяснению знаний другим людям. Главное преимущество молодого репетитора, студента или около того – что он совсем недавно прошел весь этот ад с ЕГЭ, у него живы в памяти все воспоминания о подготовке, сдаче, фишках и уловках. А еще он близок к возрасту без-пяти-минут-выпускников и потому может разговаривать с ними на одном языке. В общем, считала я себя идеальным кандидатом на эту роль и думала, что справлюсь в два счета. Как же я ошибалась.

•••

Первая моя ученица — 9 класс, подготовка к ОГЭ по русскому языку. Ленивая, но понимает, что экзамен нужно сдать хорошо, и потому занимается. Здесь мне открылось первое неудобство работы репетитором: ты должен постоянно удерживать внимание ребенка. В последние годы это еще сложнее, потому что телефон с вечно включенным доступом в Интернет донимает сообщениями ВКонтакте и в Твиттере. Приходится убирать телефон, причем обоим: ты же не можешь заставлять ребенка не делать то, что делаешь сам.

Удерживать внимание я научилась где-то через месяц. Добиться этого нетрудно: нужно всё время заниматься разными делами. Мы и теорию писали, и выполняли устные упражнения, и болтали на отвлеченные темы. И время на самостоятельное выполнение заданий я тоже отводила. В итоге мы никогда не занимаемся одним видом работы больше двадцати минут. Я вспоминаю какие-то интересные случаи из моей жизни, из учебы, занятные факты о русском языке. Вот вы знали, что в нашем языке много корней, состоящих из одной буквы? А ребенка увлекает, он такого еще не видел.

Вторая проблема — лень. С этим я столкнулась при работе со второй ученицей, которой нужен был репетитор и по русскому, и по литературе — для сдачи ЕГЭ. Вроде понимает, что сдать экзамен нужно, просто необходимо, но не делает практически ничего. Постоянно отменяет занятия, ссылаясь на плохое самочувствие, болезнь, какие-то дела. Не выполняет домашнюю работу или делает ее на «отвяжись». И вот как с этим бороться? Я ведь ей не мама, чтобы отчитывать. Я приняла такую позицию: хочешь результатов — делай, не хочешь — не трать свое и мое время зря. Помогло.

Но это всё ничто по сравнению с третьей проблемой — отсутствием воспитания.

На меня вышла мама семиклассника, у которого были проблемы со школьной программой русского языка. Я думала, что это будет легче, чем ОГЭ или ЕГЭ. А что, прочитал учебник — и пересказал своими словами. И, наверное, с другим ребенком это бы прокатило. Но только не с этим.

Антоша (назовем его так) — это настоящий кошмар педагога. Если даже я взвыла, то как справляются учителя, которые взаимодействуют с ним в школе каждый день? Здесь были все предыдущие проблемы: удержать внимание невозможно, побороть лень — тем более. На первом занятии из всего, что я запланировала на полтора часа, мы успели пройти только треть. Он постоянно отвлекался, бесконечно рассказывал про свою школу, про хоккей, которым он занимается каждый день, про свою кошку, которая тут же бегала рядом. А когда пытаешься вернуть его к теме занятия, он такой:

— Да, давайте… Ой, а знаете, я вот фенечки плету из резиночек, хотите покажу?

Тема моего второго занятия с Антошей — причастие. Всё вроде бы просто: берешь прилагательное, берешь глагол, соединяешь — получаешь причастие. Но Антоша даже не знал, что такое глагол. А затем последовал вообще ошеломительный вопрос:

— А падеж что такое?

Это добило меня окончательно. Я не держу в голове определение падежа. Для меня это так же просто, как «что такое стул». Это, блин, стул. И всё. В седьмом классе ученик уже должен знать падежи, как таблицу умножения. В нормальной школе, конечно.

Третьего занятия с Антошей не было.

Я полагаю, дело не во мне. Да, профессиональный педагог наверняка справился бы с ним намного спокойнее. Но с другими учениками у меня же не было таких проблем! Думаю, это недостатки воспитания. Из общения с мамой ученика я сделала вывод, что он единственный ребенок в семье. А еще — что денег у них куры не клюют. И разговаривает он с мамой и папой так, что сразу видно: он здесь король, хозяин положения. Так что всё понятно.

Я сделала для себя вывод: чем меньше разница в возрасте между репетитором и учеником, тем легче обоим. По крайней мере, для меня это так.

Поэтому следующая ученица стала просто подарком в сравнении с неугомонным семиклассником. И да, наконец-то мне достался ребенок, который действительно заинтересован в предмете. Одиннадцатиклассница попросила меня позаниматься с ней литературой для сдачи ЕГЭ. И я поняла, почему некоторые учителя заводят себе «любимчиков». Это не всегда происходит специально. Просто намного приятнее общаться с теми учениками, которые заинтересованы в получении новых знаний и сами расспрашивают тебя.

Но подход, конечно, надо найти к каждому. И вот это сложнее всего. У каждого свои любимые темы для разговора, свой лимит работоспособности, свой взгляд на изучаемый предмет. Кому-то достаточно перейти «порог», а кто-то стремится к высоким целям. И когда таких индивидуальных занятий у тебя пять на неделе, ты порой просто не можешь подключиться к очередному ученику. А подключиться к нему, быть с ним на одной волне очень важно. Иначе вообще ничего не получится.

•••

Если вы хотите заниматься репетиторством, важно понимать, что это не «легкий способ заработать», как я считала вначале. Это труд. Вы всегда должны быть готовы к теме занятия. Вы должны плавать в преподаваемом предмете, как рыба в воде – по крайней мере, на том уровне, на котором его изучает ученик. У вас всегда должен быть запасной план, если что-то пошло не так. Вы не имеете права быть усталым, сонным, раздраженным, злым. У вас всегда должна быть улыбка на лице, иначе вы не пробудите улыбку у ученика. Не настроитесь на его волну. Вы должны стать ему другом. Другом, который просто знает чуть больше и готов помочь усвоить материал.

Самая главная радость от такой работы — это когда ученик понял. Тогда работа превращается в приятное, даже любимое дело. Тогда ты не думаешь, что это дополнительный заработок. Это такая же работа, как и все, в чем-то непростая. И когда ученик добивается успехов, это самая лучшая награда для репетитора.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы