Опыт: как работают видеооператоры

Продолжаем знакомить вас с особенностями разных профессий. Анонимная история одного видеооператора: как обстоят дела с видеорынком в Хабаровске и куда пойти, чтобы начать снимать

Первый раз камера побывала в руках у меня лет в 12, но ничего хорошего из этого не вышло. Все тряслось, хаотично менялись планы (съемочные, разумеется — прим. ред.). В общем, это было «дешевое» хоум-видео о моей поездке в деревню. После я это дело забросил и стал жить прежней жизнью, не мечтая о Голливуде или хотя бы Мосфильме. А серьёзно я с этим связался на первом курсе, когда одногруппница предложила попробовать себя видеооператором в вузе. С этого всё и понеслось.

– Снимал?

– Нет.

– Научим.

Первым местом «работы» была видеостудия в вузе, которая занималась видеосъёмкой и видеосопровождением вузовских мероприятий. Начиналось тяжело, было много косяков, неликвида и брака. То, что я тогда снимал, сейчас страшно смотреть. Но время шло, я всё больше втягивался, узнавал что-то новое, а главное, практиковался.

Была небольшая команда, где все тепло относились друг другу, помогали и друг у друга учились. Со всеми и сейчас дружим. После эта небольшая студия переросла в больший проект. Мы развиваемся, делаем что-то новое, постоянно учимся и совершенствуемся. Все. И кто был до меня, и кто пришел после меня. У всех разные способности, но мы помогаем друг другу и «тащим». Рост проекта, в котором ты работаешь, это очень сильный толчок для профессионального роста.

Когда ты получаешь отзывы о своей работе, то понимаешь, что можно изменить оценку профессионалов и зрителей с «ну неплохо» или «ммм, прикольно» на примерно «ух ты!», «здорово», «цепляет» и так далее.

Была одна загвоздка: денег особенно это не приносило, а ведь для съёмки нужно оборудование, которого всегда мало. Поэтому следующим шагом для меня стала коммерческая съёмка и, прежде всего, свадьбы. Самому начать работать в «свадебной теме» сложно, потому я начал работать на вторых ролях с людьми, которые уже «в теме». Один человек со студией имени себя, а другой — директор достаточно известной в Хабаровске видеостудии.

Это уже совсем другая съемка. Обычно по 10-12 часов на ногах, без еды и воды. И работать заставляет не желание зарабатывать или поскорее свалить с этой свадьбы, а все эти эмоции: суматоха невесты, молчаливое волнение жениха, горящие глаза и искренние улыбки. Это здорово заряжает. Очень хорошо, когда ребята открытые и тоже к тебе относятся со всей душой. Это всегда настраивает на работу ещё больше. Но в пиковые моменты, конечно, бывает тяжело. Например, когда после двух свадеб ты просыпаешься ночью от того, что у тебя ноги свело от усталости, или понимаешь, что посреди регистрации у тебя села батарейка, или стоишь в пробке, когда едешь на съемку. Но, к счастью, такое случается нечасто. Чаще случаются забавные истории, которые вызывают улыбку.

•••

Однажды в загсе после очень долгой и утомительной речи работницы загса жених «подвис». После всех этих красивых слов о том, что брак — это так круто, про горе и радость, на вопрос «Согласны ли вы взять такую-то в жены?» мы увидели его гуляющие глаза и полное непонимание происходящего. Он как будто на пару минут задремал и его только что разбудили. Но потом, когда «отвис», всё-таки согласился.

Часто с тобой «братаются» слегка перебравшие гости торжества (а иногда и не слегка), предлагая выпить, «похавать нормально, в натуре», остаться на продолжение банкета после того, как кончился твой рабочий день, и так далее. Иногда это, конечно, раздражает, но чаще забавляет. Они ведь заботятся о тебе.

Бывали и страшные моменты. Например, когда мы опаздывали на регистрацию и поэтому летели по всему городу, не глядя на ограничения скорости и выезжая на встречную полосу. Или когда ради хорошего дубля лезешь куда-нибудь на стену, дерево, забор и, шатаясь, снимаешь. А один раз меня машина чуть не сбила.

Часто бывает, когда гости на свадьбе не понимают, почему ты снимаешь видео на фотоаппарат. И почти на каждой свадьбе находится человек, который просит тебя сфотографировать его. Поначалу я пытался рассказывать о том, что современный фотоаппарат умеет снимать очень качественное видео и бла-бла-бла, и что здесь есть специальный человек, который обязательно вас щёлкнет, но после перестал. Проще для себя и быстрее сфотографировать их, или сделать вид и показать большой палец вверх, мол, готово. Всё равно ни разу этих фотографий никто не спросил.

•••

Помимо обычных репортажей и свадебных фильмов, я занимался производством нескольких реалити-шоу. Два в интернете крутились, одно по телику показали. Под эфир тоже сложная работа. Иногда обидно получается, потому что очень много материала остаётся за кадром. Куча людей, графики, сроки, очень много материала с нескольких камер, постановка света, сценарии, раскадровки, реквизит — и всего 24 часа в сутках. И получается, что снимаешь 6 часов, монтируешь потом ещё 8, потом пост-продакшн (послемонтажная обработка, то есть коррекция цвета, эффекты, конечная встраиваемая анимация и другое) часа 3, плюс ко всему подготовительный этап занимает от пары часов до парочки дней — и это всё, чтобы сделать один 15-тиминутный выпуск. Создание свадебных фильмов занимает и того больше времени, правда, там и сроки сдачи другие.

Сегодня в Хабаровске рынок видеооператоров (или, как сейчас модно, видеографов) насыщен. Простая видеотехника стоит не очень дорого. Чтобы начать что-то делать с неплохим результатом, достаточно найти в интернете несколько мастер-классов, тренингов или просто статей для новичков. Поэтому каждый г

Для клиентов это, наверное, хорошо: вы можете найти себе оператора или команду операторов на свадьбу от 20 тысяч (а, возможно, и дешевле) и до, насколько я знаю, 120 тысяч. Но это не предел, а просто средний ценник у разных людей. За дополнительные опции придётся платить. Цена зависит, конечно же, от опыта и «имени» человека или компании.

Какая цена адекватная? Не знаю, каждый человек решает сам. Один оператор в городе сказал хорошую мысль: «Я не хочу зарабатывать меньше таксиста, моя работа стоит больше». И путём несложных арифметических вычислений он пришёл к своей стоимости свадьбы — 45 тысяч. Сейчас, возможно, берет больше. В Москве снимают свадьбы и за 400 тысяч — и это только съёмка и монтаж, без дополнительных опций.

•••

В видеосъемке нет особых секретов работы. Просто нажимаешь на кнопку и снимаешь. Важное условие для комфортной работы и хороших результатов — это любить то, что ты делаешь. Если делать, потому что надо, или просто из-за денег, то ты относишься к этому как к работе, а не своему делу. Работа сама по себе — это всегда то, куда ты ходишь «отмотать от звонка до звонка», а своему делу надо отдаваться. Еще одно важное условие для комфортной работы — стрессоустойчивость, и физическая, и моральная. Каждый съемочный день — это стрессы.

Свадебная видеосъемка — это работа с людьми. Каждая пара и каждый человек в паре требует своего подхода. И с наглыми, и с застенчивыми, и с «деревянными» приходится работать. Их надо расположить к себе, чтобы они открылись перед камерой, не стеснялись и не боялись ее (ну, и чтобы выбрали тебя, собственно, для начала).

Самое главное впечатление от моей работы — это заряд, огромный заряд положительной энергии. Ты смотришь на каждую пару по-другому, каждая из них особенная. Повторюсь: эти горящие глаза и искренние улыбки новобрачных, слезы родителей и настоящая радость близких трогают намного больше, чем любая мелодрама на экране. Ты веришь в любовь и в хороший конец, и для себя тоже. А если не брать во внимание только свадебную историю, то любая съемка — это история, история, которую ты помогаешь увидеть её участникам или наблюдателям. Это тоже заряжает и настраивает. Это очень питательная профессия, но ей надо отдаваться и не думать о ней как о работе, тогда всё получится.

Фото на главной: TEDx SF.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы