«Твои глаза везде». Граффити-художник Евгений Сокиркин — о проекте «Паранойя»

Этим летом по всему Хабаровску появились рисунки глаз. Граффити возникли на домах, заборах, стенах — кажется, за горожанами кто-то пристально наблюдает. Проект Евгения Сокиркина называется «Паранойя», и не просто так: некоторые не выдерживают «наблюдения» и закрашивают глаза. HLEB поговорил с автором о его стрит-арте, а также узнал мнение о рисунках у других местных художников.

Евгений Сокиркин в прошлом году окончил ТОГУ, где учился на экономиста. Сейчас eS (это его творческий псевдоним) рисует картины, граффити, эскизы для татуировок. Первый стрит-арт сделал в 2015 году, тогда художник размещал свои работы по городу нечасто. А этим летом Евгений вплотную занялся проектом «Паранойя».

Появился концепт, идея, которую мне было приятно исполнять. Раньше, когда я рисовал, не было цельности: я просто пробовал разные подходы. Вообще мне всегда нравилось рисовать глаза, какие-то конечности, но дальше бумаги это никуда не уходило. В 2014 году я сделал наклейки с глазами и клеил их везде, раздавал друзьям. Сам рисунок тогда был не мой. В этом году я начал на автомате рисовать глаза и назвал всё это дело «Паранойей». Всё это исходило от каких-то моментов в жизни. И меня зациклило на этом деле.

Мы с товарищем гуляли по ночам, узнавали новые места в городе. Как оказалось, у нас очень много интересных скверов, дворов. Подбирали более-менее приемлемые места. Никаких исторических, специальных зданий — размещали рисунки там, где это было бы уместнее.

[В первый раз] мы вышли с другом ночью. Я нашёл стенку в соседнем дворе, она по структуре выглядела как холст. Мы нарисовали [глаза], это не заняло много времени. Тогда это была пробная попытка и нужна была помощь, поэтому я был не один. Сейчас уже сам гуляю.

Этим проектом eS занимался летом и осенью. Как признаётся Евгений, после десятого рисунка он сбился со счёта и уже не знает, как много их получилось. О том, что некоторые «глаза» закрасили, автор не знал: кажется, у проекта появился новый, незапланированный смысл.

Я как-то сделал надпись: «Никто не любит, когда стены говорят». И потом её закрасили, хотя рядом моё же граффити оставили. Это было подтверждение этой самой мысли.

Пока Евгений Сокиркин не знает, будет ли продолжать этот проект в следующем году. Но уже 22 декабря он откроет первую персональную выставку, на которой среди прочих работ будут и «глаза».

Люди писали, спрашивали, мои ли это глаза. Я говорил: «Не знаю». Часто слышал фразу: «Твои глаза везде». И это звучит неоднозначно: мои глаза, которые я сделал, или мои глаза, которые смотрят отовсюду?

По моим ощущениям, сейчас люди начинают постепенно вникать в тему, происходит какое-то развитие, открывается больше арт-пространств, платформ для творческих ребят. Если сравнивать с Владивостоком, у нас развитие только начинается. А если говорить в плане граффити — у нас весь город забит [некачественными рисунками]. Не знаю, влияет ли это на что-то, но, по крайней мере, есть работа у социальных служб. А вообще, если бы люди не интересовались моим «глазом», может быть, я перестал бы это делать.

Пока одни жители города наблюдают за рисунками глаз, а другие стремятся от них избавиться, художники по-своему интерпретируют работы Сокиркина. Не всем они нравятся, но равнодушным не оставляют никого.

Андрей Александров
художник, дизайнер, создатель аккаунта «Культура родного села» в инстаграме

Тут сразу следует прояснить такую вещь: eS (насколько я могу говорить про него, но не за него) — не «граффити-художник». Он художник, который ставит задачу и ищет пути или инструменты её реализации. В данном случае улица — всего лишь один из таких инструментов. Затем это может быть татуировка, после — картина, после — визуальная инсталляция и так далее. Я считаю, что это наиболее естественный подход к творчеству в нашу эпоху: когда созданы наилучшие условия и возможности для того, чтобы не ограничивать себя в жанрах и реализации своих творческих амбиций. Не могу гадать, как данные работы могут повлиять на город, кроме очевидного создания точек достопримечательностей и поднятия интереса к стрит-арту, потому что я не эксперт в аналитике и астрологии. Люди проявили интерес, они заинтригованы — это ли не главный показатель того, что подобные вещи нужны городу? Особенно если за ними кроется концепт, а не декоративное рисование ради рисования.

Вячеслав Кольцов
граффити-художник

Интерес от людей появляется каждый раз, когда приходит новый художник, который делает что-то другое, делает не граффити с буквами. Если говорить о технике — ничего конкретного я сказать не могу, так как это быстрый арт, но его работы в инстаграме мне понравились. На город это, скорее всего, никак не повлияет, но вообще я за любую активность.​

Артём Андрианов
граффити-художник

Я видел эти глаза в городе. Конечно, приятно видеть кого-то нового в этой игре. Об их влиянии на людей и город говорить рано. Посмотрим, надолго ли хватит энтузиазма и азарта. Важно другое: город и люди сейчас имеют большее влияние на творческую составляющую города, [чем раньше]. Как показатель — общий спад качества рисунков и количества художников. Однако сказать радикально тоже нельзя. Как показывает конец года, голодные до искусства всё-таки есть: открываются новые арт-пространства, школы. Другое дело — воспитание у общественности вкуса.

Расскажи друзьям:

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и отправьте нажатием Ctrl+Enter.

Темы